Dahock Сообщество - Глава 13.

Глава 13.

В зале было не особо светло, чтобы всматриваться в лицо сидящего напротив человека, но его пристальный тяжелый взгляд, взгляд привычного к кровавым казням палача, ощущался кожей, проникал в каждую пору и обжигал нервы холодным разрядом тока. Эти глаза видели множество смертей, но не больше, чем бывший военный, побывавший на всех девяти кругах ада и попавший на десятый. 
Отставной старший лейтенант, так не дослужившийся до капитана и не получивший свои четыре звезды на погоны, молча терпел пытку колючим взглядом собеседника, лишь усмехаясь уголком губ. Рядом с ним, покачиваясь в такт неслышимой никому музыке, играющей только у нее в голове, сидела высокая девушка с короткими бардовыми волосами. Та вообще никак не реагировала на присутствие «палача» и только безмолвно пялилась в одну точку перед собой, словно загипнотизированная флейтой заклинателя змей.
- Я не буду больше предлагать, - произнес вдруг человек с тяжелым, как свинец, взглядом. – Но только мне хочется знать, почему вы не хотите присоединиться к нам? С вашими-то способностями… Что вам даст то, что вы будете продолжать ходить под ее командованием? Эта девчонка продаст вас за грош и глазом не моргнет. Вы сослужили бы куда большую пользу, если бы перешли к нам…
Военный только молча улыбнулся и качнул головой. Разве стоило объяснять то, что вряд ли поймет сидящий напротив него человек? Это слишком личное, сокровенное, слишком, быть может, наивное… Об этом не стоит рассказывать всяким там проходимцам, потенциальным противникам и врагам на просторах Зоны. Об этом стоит молчать и держать это при себе.
- Нам лучше знать, наверно, - очнулась вдруг от своего гипноза девушка и обернулась к «палачу», глядя на него удивительно ясными глазами. – Это наш выбор. И мы его не изменим.
- Жаль, что рано или поздно нам придется встретиться по разные стороны баррикад, - вздохнул мужчина с тяжелым взглядом, отворачиваясь и закуривая мерзко пахнущую сигарету. – Такие кадры пропадают.
- Вы получаете деньги за свою работу наемниками. В этом ваша цель, - произнес, наконец, бывший военный, все также улыбаясь. – А у нас другая цель.
- Какая бы она не была, вы вспомните еще мои слова: эта девчонка – карьеристка, эгоистка и хищная акула. Она безжалостно угробит вас одного за другим…
- Пусть будет, как будет. Не отступать же, в самом деле?


Всю ночь Малой не мог нормально заснуть, только дремал урывками и подскакивал от каждого малейшего шороха. То ли настолько устал, что нормальный сон не шел к нему, то ли нервы, натянутые до предела, не могли позволить человеку хоть на секунду потерять бдительность. Теперь еще острее было ощущение того, что опасность таится на каждом шагу, и каждое мгновение может стать последним. Слишком наглядны были прошедшие несколько дней в Зоне.
До самого рассвета, серого и пасмурного, ученый, как бы того не хотел, но не мог не смотреть на накрытое брезентовой тканью непогребенное тело Свеклы. Еще одна ужасная и глупая смерть. 
Не хотелось в это верить, но, похоже, отряд Капрала столкнулся с очень крупными проблемами, из которых они если и выберутся, то с огромным трудом.
Но что-то подсказывало Малому, что влипли они по-крупному, и все произошедшее – это только цветочки. И может так оказаться, что впереди сталкеров (и профессора вместе с ними) ждут еще большие неприятности, чем преследования наемниками, смерти товарищей и нападение на бункер. Не хотелось, конечно, но от желаний Алексея Константиновича это не зависело. Все уже решено было за него. Зоной ли либо кем другим – это оставалось загадкой, но гнилостное дыхание смерти отчетливо чувствовалось за плечом, и как бы Малой ее не боялся, он уверился в том, что ему ее не избежать.
Всю ночь компанию профессору составлял Гайка, дав остальным сталкерам ощутимую передышку. Он тоже не ложился спать и нес безмолвную вахту над телом мертвой девушки. Снайпер по-прежнему был спокоен, и ничем, даже взглядом он не выражал никаких своих чувств по отношению к произошедшему. Он, возможно, не хотел делать еще больнее своим товарищам, чей дух и так сильно пал в связи со всеми событиями последних дней, хотя и самому Гайке было не сладко.
Стоило болезненно-серому солнцу выползти из-за горизонта, отряд сталкеров, как по будильнику, проснулся, разведя деловитую движуху. Хавчик уже что-то готовил на костре, предварительно подбросив в почти потухший огонь побольше хвороста. Царь живо щелкал по кнопкам ПДА и сверялся с найденной где-то в закромах его необъятного рюкзака картой. Арбузик перебирал медикаменты в аптечке и старался ни на кого не смотреть, возможно, несколько стыдясь своего вчерашнего поведения, хотя кроме выговора Капрала он не получил никаких нареканий со стороны остальных товарищей. 
Над стоянкой висело напряженное молчание, никто не осмеливался заговорить. Да и говорить было не о чем. Никаких извинений, никаких слов сожаления и сочувствия, ни одного вопроса. Все воспринималось, как должное, и как бы это не нравилось Малому, ему приходилось с этим мириться. Теперь он прекрасно осознавал, что все без каких-либо преувеличений висит на волоске, если людей в Зоне убивает любая случайность, будь то нечаянная пуля или капля отравленной воды из болота, случайно попавшая в рот. Глупее конца и не придумаешь, что и говорить.
Малой на столько углубился в свои размышления, что не сразу заметил, что творящаяся вокруг движуха, была нарушена Бином, который до этого вообще не отсвечивал.
- Капрал не просыпается, - подал он внезапно голос, чем привлек всеобщее внимание. Он до сих пор выполнял роль подушки для командирши, которая беспардонно устроила голову на его коленях, не давая ни позу поменять, ни встать, ни повернуться.
Сказанное парнем прозвучало взволнованно, и безобидная с первого взгляда фраза показалась Малому чуть ли не ужасающей, от чего холодной острой спицей кольнуло под грудиной. Он обернулся в сторону Бина в тот момент, когда около него уже оказались Гайка и Арбузик. 
Врач, как и полагалось в таких случаях, сначала попытался самостоятельно разбудить Капрала, весьма немилосердно тряся ее за плечи. Когда его попытки не увенчались успехом, он пощупал пульс и, многозначительно покивав головой, скомандовал Гайке:
- Глянь-ка в ее рюкзак.
Снайпер не стал даже спрашивать, что и зачем он должен глянуть. Видимо, сталкеры опять владели такой информацией, которой не располагал профессор Столяров.
Зато Алексей хорошо знал другое. По Зоне, как и полагалось, ходило много легенд. И одна из них говорила о том, что некоторые сталкеры умирали ночью у костра. Просто так, без каких-либо предпосылок тому. Просто останавливалось сердце, а тело становилось легким, как перышко. Даже человека, весящего больше центнера, могло сдуть ветром, если он умирал таким странным и необъяснимым образом.
Гайка порылся в рюкзаке командирши и нашел небольшую баночку вроде тех, в которых хранятся таблетки, и потряс ею в воздухе.
- Она пустая, - снайпер протянул баночку Арбузику.
- Прекрасно… просто прекрасно… - врач только закатил глаза. – Неужели она слопала все, что оставалось? Молодец вообще. Додумалась, блин.
- Что-то не так? – вновь осмелился подать голос Бин. 
- Ничего страшного не случилось. Жить будет. Только вот теперь до вечера, а то и до завтрашнего утра до нее хрен добудишься, - зло фыркнул Арбузик, нервно поправив на носу очки. - Доза ударная, такая даже лошадь свалит...
- Только вот ждать, пока она проснется, у нас нет возможности, - потряс в воздухе картой Царь. – Время – деньги, как говорится. 
- И… что же нам делать? – осмелился спросить Малой, переводя взгляд с врача на картографа.
- Что-что? Хавчик, на тебя в прямом и переносном смысле возлагается ответственность, - врач обернулся к другу и наткнулся на полный печали взгляд. – И не смотри на меня так.
- Почему опять я? – недовольно протянул темноволосый сталкер, обиженно, как большой ребенок, надув губы. 
- Давайте я… - тихо, но достаточно решительно предложил Бин, и Малой на секунду позавидовал ему. Он смог себя быстро взять руки, а ученого до сих пор каждый раз трясло от каждой новой напасти.
- Молчать! – рявкнул Арбузик, да так, что и Хавчик, и Бин, и Малой с Царем подскочили на месте. – Пока Капрал в отключке, командую я. Поэтому приказы не обсуждаются. Хавчик тащит Капрала, Бин и Малой – их рюкзаки. Задача ясна?
Темноволосый сталкер только фыркнул, но больше не возмущался. Приказ есть приказ, смысла препираться не было никакого. За неподчинение могут вообще убить, что уж тут говорить. Никто не хочет иметь за собой товарища, который ради собственной прихоти и нежелания подчиняться просто может подставить тебя. А в Зоне это чревато.
Под тихую ругань Хавчика мирно посапывающая Капрал была водружена Гайкой и Бином ему на закорки, после чего, предварительно затушив костер, отряд отправился по направлению к Агропрому, оставив за собой оставшийся непогребенным очередной труп.

***


- Попался.
Экран портативного компьютера приветливо мигнул своему владельцу и погас. А на лице человека появилась плотоядная усмешка. Он победил. Он поймал тот маленький вирус, что последние несколько дней отравлял ему жизнь.
- Теперь ты не уйдешь. И поплатишься за то, что суешь свой длинный нос туда, куда не надо.

***


Если бы его спросили, как выглядит ад, он мог бы описать его, не задумавшись. Он сам побывал в этом аду, на десятом его круге, о котором даже и не представлял великий Данте.
Он не мог сказать ни слова. Сердце барабаном ухало в груди, отдаваясь болью в горле. Он не мог двинуться. Он просто смотрел перед собой и не верил в происходящее. На его глазах немилосердно рушились все его идеалы, вся его вера в справедливость… Рушилась жизнь как таковая.
Там, где-то далеко, куранты мерно отбивали последние секунды года. Где-то там были слышны смех и поздравления, где-то там люди верили в лучшее, а в их глазах сияла надежда, что еще немного, и вся эта разруха, все это сумасшествие прекратится, и наступит «светлая полоса». Где-то там, но не здесь.
Здесь мерно урчали двигатели танков, медленно движущихся к городу, повернувших башни и уставившихся черными провалами стволов перед собой. Здесь шел снег и мгновенно таял на коже взмокших от бешеного бега бойцов. Здесь рокотали пулеметы, лилась кровь и падали навзничь раненые и убитые.
Он стоял и смотрел на все это, и вся его вера таяла, как эти редкие снежинки, смешивающиеся на его щеках со скупыми слезами. Говорите, мужчины не плачут? А он готов бы поспорить хоть с кем. В эту секунду только слезы могли выразить весь ужас, все непонимание, всю ярость и сожаление, что кипели где-то в груди. 
Рядом взрывались снаряды, но он словно и не слышал. Зато все видел. Все происходящее – как на кинопленке. Но это немое кино. В голове глухо жужжало, а уши не слышали ничего. Только кожей чувствовалось что-то мокрое, липкое и теплое, стекающее по шее за шиворот. Но ему было не до этого. Его глаза видели все то, что потом вопьется в память, врастет в само его существо. 
Он видел, как взрываются танки, как гусеницы взрывают землю, разбрасывая в разные стороны комья смёрзшейся земли и ошметки чьих-то внутренностей. Он видел, как разлетаются в разные стороны конечности, как фонтанирует кровь из ран. Видел, как падают его товарищи, его друзья. Такие молодые, но уже… мертвые. Мертвые если не телом, но душой.
Он и сам умирал. С каждой новой смертью умирала часть его самого. И его охватывало отчаяние. И он не мог с ним ничего поделать.
- Сержант, ты сдурел?!
Кто-то хватает его за шкирку и опрокидывает на землю. Совсем рядом взрывается снаряд, и комья земли больно бьют по плечам и спине.
Он распахивает глаза и видит перед собой перекошенное от ярости красное лицо, кажущееся знакомым, но он никак не может вспомнить...
- Очнись! Контузило тебя, что ли? – слова еле-еле слышны, словно через вату. Сержант мотает головой, но только для того, чтобы попытаться прийти в себя, а не для ответа человеку, который только что спас его от верной смерти. 
Тот только кивает, похоже, не нуждаясь в лишних объяснениях, и что-то шипит себе под нос. Он выглядывает из импровизированного укрытия, которым ему и сержанту послужила небольшая насыпь.
- Это не мое дело, парень, но отзови ты их! – неожиданный спаситель оборачивается и смотрит ему, сержанту, в самые глаза, заставляя замереть и старательно, сквозь гул в ушах, прислушиваться к своим словам. – Погибнут ни за грош! Ты же можешь! Хоть кого-то!
- Могу… - шепчет одними губами, срываясь на кашель. Он может, ему бы только собраться с силами. Ему бы только докричаться.
Он спешно начал подниматься, истошно крича какие-то приказы, надрывая голос и не слыша себя самого, с трудом ворочая онемевшим языком. Кричал, пытаясь перекрыть грохот взрывов и дребезжание танковых гусениц. Кричал так, как никогда не кричал в своей жизни.
А после холодная темная пустота поглотила его, не оставив ничего.

***


Сообщение на ПДА:
«Объект найден. Догадки подтверждены».

***


- Объясни, почему мы опять идем через какие-то дебри? Если бы мы пошли восточней, путь попроще был бы, - недовольно пробурчал Арбузик, тыкая дулом «абакана» под лопатку впереди идущему Царю. 
- Эй-ей, я ж не просто так это делаю, - огрызнулся картограф, даже не оборачиваясь. – Восточнее замечена повышенная аномальная активность. А нам с нашим «грузом» вот только мимо «жарок» и «гравиконцентратов» прыгать.
Арбузик только глаза закатил. Было прекрасно видно, что он не в восторге от выкрутасов своих товарищей, но высказываться по этому поводу ему тоже не особо хотелось. Он знал, что остальные скажут ему по этому поводу и предъявят претензии, касаемые прошлого вечера. Что и говорить, все хороши.
Малой шел за Бином, тихонько пыхтя под тяжестью своего рюкзака и рюкзака Капрала, и помалкивал. Он только и думал, что же эта ненормальная деваха таскает в своем багаже, из-за чего он весил, наверно, как сама командирша. А сама «первый номер» продолжала сладко спать, пуская слюни на плечи Хавчика, чем тот был очень недоволен, но также старался держать свои мысли при себе во избежание новых нравоучений, а то и исполнение угроз со стороны Арбузика. Уж что-что, а «второй номер», как и «первый», не считал чем-то удивительным убийство очень несговорчивых сталкеров.
Бин шел следом за темноволосым парнем и, как и Столяров, пытался не погибнуть под дополнительной поклажей. Было бы глупо быть раздавленным чужим рюкзаком. Молодой сталкер хотел показать себя крепким и стойким, чтобы его считали полноправным членом отряда. «На столько полноправным, что и тебя не пожалеют ради выгоды», - подумалось Малому, и он невольно смутился. Чтобы не происходило, а его интересовала только одна единственная вещь – какие на самом деле цели преследовали эти чертовы сталкеры? Ведь деньги тут точно были не при чем…
Даже отдергивать себя уже не было необходимости. Не действовали даже увещевания внутреннего голоса, мол, успокойся, не твое это дело, не лезь. Они тебе бирюльки, ты им деньги. Побазарили и разбежались. Их проблемы не должны волновать, сами разберутся.
Но что-то Столярову не давало покоя. Он с детства ненавидел всякие секреты, тайны, недосказанности и неожиданные сюрпризы. Ему не нравилось находиться в неведении, он считал, что похож на идиота, когда окружающие знали что-то такое, о чем он не имел понятия. Когда люди могли обсуждать что-то, поглядывая на ученого с жалостливой снисходительностью. «Бедненький, не знает. Многое потерял», - говорили их взгляды, но и поползновений посвятить Алексея Константиновича в свои секреты у этих людей не возникало. И это Столярова всегда безмерно бесило. Это открытое пренебрежение и наигранность вызывали рвотный рефлекс и ненависть. А сейчас еще и неподдельный ужас. В конце концов, от этих сумасшедших с целым багажом тайн и недосказанностей зависит жизнь профессора Столярова, ведь он не стремился так быстро скопытиться, как уже сделала добрая часть отряда Капрала.
- Док, я все понимаю, но вы можете постараться идти чуть быстрее и не путаться у меня под ногами? – раздался за спиной вкрадчивый голос Гайки. Снайпер был напряжен, словно готовился вот-вот сойтись с кем-то в очередной схватке. Атмосфера Зоны не располагала к расслабухе, и следовало постоянно держать ухо востро, а то мало ли что…
Малой только кивнул и прибавил шагу, правда, немного не рассчитал и впечатался в Бина. Несчастный парень, навьюченный рюкзаками, подобно какому-то ишаку, зашатался и обещался свалиться прямо на Хавчика с его ношей, но умудрился выпрямиться и устоять на ногах, молча одарив Малого удивительно суровым взглядом, словно пообещал за еще одну такую оплошность повесить ученого на ближайшем суку. Это не то, что бы сильно напрягло Малого. Это очень и очень сильно его напрягло. Молчаливый и исполнительный сталкер не создавал впечатления человека опасного, с которым шутки плохи, но такие вот взгляды почти пугали и без того трясущегося от каждой напасти, как овечий хвост, Столярова.
- Мне не нравятся эти красные точки, прыгающие на датчике жизненных форм, - неожиданно произнес Арбузик. – Притормозите все, может мимо пройдут.
- Не хочу никого разочаровывать, но они движутся точнехонько к нам, - спокойно прокомментировал Гайка, передергивая затвор винтовки. – Словно ждали.

***


Монитор мигал синим и выдавал все новые и новые сочетания букв и цифр, глухо урча и противно пища, как аппарат жизнеобеспечения в реанимационной палате. Серый щелкал по кнопкам, стараясь хоть как-то унять это компьютерное сумасшествие и совладать с целым потоком информации. Ему совсем это не нравилось и навевало мысли о том, что кто-то смог взломать их систему. А это было бы очень и очень плохо.
- Серый, сворачивайся!
В кабинет, растрепанная, с огромными от ужаса глазами влетела Лиза, развевая по воздуху полы распахнутого медицинского халата. Она затормозила почти у самого стола, за которым сидел парень, и с еще большим страхом уставилась на экран компьютера.
- Я знала… - выдохнула она спустя несколько томительно долгих секунд. – Все кончено.
- Лиза, что стряслось? – Серый мгновенно побледнел. – Только не говори, что… - продолжать ему не пришлось, девушка медленно кивнула на его недосказанный вопрос, не в силах ничего сказать. – Тогда, нам надо бежать... – парень уже было вскочил с места, но не успел.
- Поздно, - прошептала одними губами Лиза, закрывая глаза.
За ее спиной раздался грохот, и дверь кабинета просто слетела с петель, когда в помещение влетели несколько дюжих военных с автоматами наперевес. Ивашова не сдвинулась с места, даже не вздрогнула, когда один из ворвавшихся заговорил громким хриплым басом старого армейского пса:
- Вот вы где. Хакеры, еж вашу мать. Попались, голубчики.
На долю секунды повисла напряженная тишина, как перед готовой разразиться грозой.
- О чем вы? – невинным голосом протянул Серый, медленно поднимаясь на ноги и широко улыбаясь военным. – В чем дело, майор? 
- Не притворяйтесь, Смирнов, мы все знаем. Ваш, так называемый, «вирус», был обнаружен. К нам поступила информация о местонахождении его источника... И нам осталось его только ликвидировать, - ощерился мордатый и широкоплечий военный, показывая два ряда неровных зубов. – А ликвидировать его мы можем, если ликвидируем создателей. То есть вас. Вы же не будете отрицать свою вину, Смирнов?
Серый не переставал улыбаться, вызывающе глядя в глаза майору.
- Стеклов и вам приплатил, товарищ Совинский… - произнес парень с явным сожалением в голосе. – Вы же нормальный мужик, майор... Были. Чего вы влезли не в свое дело?
- Это вы влезли не в свое дело, господа, - хладнокровно отозвался военный, грозя «хакерам» дулом автомата. – Это не ваша игра, ребятки, и вы знали об этом с самого начала. И теперь для вас игра окончена.
- Прости… - успела произнести Лиза, открыв глаза и мельком взглянув на парня, прежде, чем кабинет наполнился грохотом автоматных выстрелов.
Уже падая, медленно сползая с края стола, и краем сознания понимая, что же все-таки произошло, Серый успел нажать еще одну кнопку на залитой его и Лизиной кровью клавиатуре. Экран компьютера приветливо мигнул в последний раз и погас, заметая последние следы.

***


- Судя по всему, нам опять решили составить компанию кровососы, - как ни в чем не бывало протянул Царь, все также пялясь в ПДА. – Штуки три. Не исключено, что больше.
- Ты все еще уверен, что надо было идти именно этой дорогой? – Арбузик поправил очки и покосился на картографа.
- Абсолютно, - неожиданно довольно кивнул тот, удостоив-таки командира взглядом. – Нам нужно было сюда.
Возможно, он хотел сказать еще что-то, но утробный вой, огласивший всю округу, заставил его заткнуться и приготовить на всякий случай свой «абакан» к бою.
Малому показалось, что их окружают. Медленно, но верно. Вокруг надсадно трещали кусты, раздавался голодный рык наступающих мутантов, а среди пожухлой листвы мигали желтые и злые огоньки глаз. Пары три или четыре. Но нападать на отряд никто почему-то не спешил, словно кровососы ждали чего-то, что само по себе показалось ученому странным. Он почти потерял дар речи, и только смог додуматься до того, чтобы снять предохранитель на автомате и опустить палец на спусковой крючок.
- Нам нужно было идти именно этой дорогой, - ухмыльнулся вдруг Царь, повернувшись всем телом к столпившимся за его спиной товарищам и охлопывая ладонями свои карманы, словно в поисках чего-то. – Нам нужно было… - прошипел он, и вдруг его лицо вытянулось, а маленькие темные глаза расширились от изумления. Он смотрел куда-то за спину Малому, и краска быстро схлынула с его упитанных щек.
- Ты ведь это ищешь, да? – даже охрипший голос Капрала трудно было спутать с чьим-то еще. Ученый позволил себе немного обернуться, чтобы самостоятельно увидеть, что так изумило (если не испугало) Царя.
Капрал стояла, чуть пошатываясь, как любой человек, которого неожиданно разбудили посреди ночи и заставили в срочном порядке подняться с кровати. Бин и Хавчик стояли по обеим сторонам от нее, и по их лицам Малой понял, что они удивлены не меньше картографа.
Девушка держала в вытянутой перед собой руке баллончик по типу тех, в которых обычно выпускаются всякие спреи против насекомых, дезодоранты, освежители воздуха и прочие вредящие озоновому слою Земли вещества.
- Узнаешь? – ехидно осведомилась командирша у Царя, пока тот пожирал ее ненавидящим взглядом. – Насколько мне известно, данное изобретение можно приобрести у научников за немалые деньжищи. Как-никак, разработки Дезертира ценятся в Зоне на вес золота… Только вот тебе-то это зачем?
Картограф аж весь побагровел. Малому показалось, что еще немного - и сталкер бросится на командиршу и порвет ее на сотню маленьких медвежат.
Но, скосив глаза на стоящего чуть поодаль Гайку, ученый понял, что как бы картографу не хотелось разделаться с «первым номером», он не решится этого сделать. Снайпер держал винтовку так, что ствол был нацелен точно в грудь толстяку. Взгляд Гайки был, как и прежде, спокойным, но сейчас парень напоминал удава, который гипнотизировал своими невероятными глазами глупого кролика, очень подходящего на роль жертвы. У Малого не было ни малейших сомнений, что он выстрелит, стоит Царю только двинуться.
- Откуда ты это взяла? – прошипел картограф, сжимая и разжимая кулаки в бессильной злобе.
- У тебя в карманах, пока ты спал, - пожала плечами Капрал. – Ну, точнее не совсем я… Это сделал Бин. Он сказал, что умеет работать с минами и прочей взрывчаткой. А значит, прекрасно владеет собой и координацией своих движений и может обокрасть хоть кого так ловко, что человек этого не заметит. Ловкость рук – и никакого мошенничества.
Бин только чуть заметно скривился, но не произнес ни слова. И было непонятно, согласен он с тем, что его объявили соучастником происходящего дурдома, или нет.
- Впрочем, чего ты так удивляешься? – продолжала Капрал, обращаясь к Царю. – Не смотри на меня так, будто я сделала что-то противоправное, ведь ты разозлишься еще сильнее, когда я скажу, что я этой прелестью опрыскала вещи всех присутствующих. Всех. Кроме тебя. Ты же любишь оставлять все напоследок, верно? – тут сталкерша зло улыбнулась. – И интригу ты держал до последнего. Хотя я всегда знала, что ты – крыса.
«Крыса? – Малой вновь уставился на Царя, но уже с опаской. – Что, черт возьми, опять происходит?»
- Замолчи… - Царь явно начал паниковать, если не сказать больше. А в глазах у него уже читалась безысходность. Деваться ему сейчас было некуда.
- Замолчать? Э, нет. Мне много чего нужно сказать тебе, - осклабилась Капрал. – Нас ожидает прекрасное шоу, и пусть у меня дикое желание завалиться обратно спать, я не могу его пропустить… как не могу допустить, чтобы ты сдох спокойно. Это, конечно, малая плата за все, но ты сдохнешь с неподъемным грузом вины на своих плечах. Ты согласен?
- Капрал, что происходит? Ты можешь нормально объяснить? – подал голос молчавший до этого Арбузик, явно не понимающий, какого хрена творится, и стремительно теряющий терпение.
- Объясню. Эта паскуда, - девушка указала в сторону Царя, - сливала всю информацию о нас – от экипировки до маршрутов наших рейдов. И как вы думаете кому? Не догадаетесь, - девушка презрительно хмыкнула, выдержав драматическую паузу. – Хлысту и его товарищам.
Лицо Арбузика сначала изумленно вытянулось, а после приобрело странное выражение, что-то среднее между ненавистью и недоумением. И это заставило Малого прикусить язык и приберечь рвущиеся на волю вопросы на потом. Хлыст? Что за Хлыст и зачем ему сливать информацию? Вот только разборок им не хватало…
- А Хлыст, как известно, пешка нашего уважаемого товарища Стеклова, - продолжала «первый номер», вертя в руках баллончик с неизвестным содержимым.
Хотя, покопавшись немного в своей памяти, Малой смог вспомнить, что действительно был (и, возможно, все еще есть) такой сталкер по прозвищу Дезертир, снискавший (по большей части, дурную) славу у обитателей Зоны. Тому было несколько причин.
Во-первых, он был знаменит своей нездоровой сверхценной идеей о побеге из Зоны, которую он считал своей личной тюрьмой. И при попытке прорваться через Периметр надолго поставил на уши всех военных и миротворцев, из-за чего почти год ни в Зону, ни из нее не было ходу никому.
Во-вторых, спустя какое-то время Дезертир вернулся обратно. Зачем и по какой причине – никому не было понятно, но прошел слушок, что за ним охотятся. И чтобы уйти от погони, Дезертир то ли внешность поменял, то ли его сердце и мозги другому парню пересадили – так доподлинно никому и не известно. Все просто знали, что знаменитый беглец выглядел теперь совсем по-другому, но никто не знал – как именно.
А в-третьих, Дезертир изобрел одно замечательное средство, действительно очень дорогое на просторах Зоны. Это средство отбивало человеческий запах, и мутанты могли принять людей за своих и не трогать их.
И, судя по всему, в руках у Капрала было именно это изобретение Дезертира. А значит, если рассуждать логически, кровососы, притаившиеся в кустах, не нападали, так как приняли сталкеров за сородичей. И единственный человеческий запах - запах добычи – не мог соблазнить их броситься прямо сейчас. «Своих» было больше, это была их добыча, и потому мутанты не торопились показываться.
- А раз так, то получается, что все, кто погиб за последние дни – на совести нашего картографа, - не замолкала Капрал. – Он вел нас там, где были устроены ловушки. Он прекрасно знал о них – о наемниках, о топи, о деревьях-кукловодах и об облаве военными. И сюда привел в надежде, что кровососы нас сожрут. И они бы нас сожрали, если бы двое отважных ребят не пожертвовали собой ради того, чтобы предупредить нас.
- Только не говори, что… - начал было Арбузик, нервно дернувшись.
- Двое ученых, Серый и Ти-Джи, были расстреляны этой ночью перешедшими в распоряжение Стеклова военными под командованием майора Совинского, - отрапортовала «первый номер» с едва заметной дрожью в голосе. – Ти-Джи и Серый на протяжении нескольких месяцев пытались обнаружить у нас «крысу». И она обнаружилась этой ночью… и тут же нанесла ответный удар, сообщив о хакерстве в сталкерской сети и на вмешательство посторонних лиц. Стеклов не любит таких подлянок. И он жестоко наказал влезших не в свое дело хакеров. А они просто хотели помочь… - девушка даже голос понизила, все также не сводя глаз с Царя. – Они тоже погибли по твоей вине.
- Они лезли не в свое дело, - прорычал Царь, наклонив голову вперед, как бык перед атакой. – Вы все лезете не в свое дело… Все могло быть по-другому! Все бы уже могло закончиться, если бы вы делали так, как было задумано изначально!
- Прости. Но мы делаем так, как считаем нужным, - устало вздохнула Капрал, опуская руки. – Нам нужно идти дальше. Мы не можем больше задерживаться. И прости нас, но ты теперь сам по себе. Жить тебе осталось не больше пяти минут. Молись, чтобы кровососы сразу сломали тебе шею и убили, а не насадили на кол, оставив про запас. Мне больше нечего тебе сказать...
- Я лучше помолюсь, чтобы вы сдохли самой позорной и мерзкой смертью, - процедил картограф сквозь зубы. – Все. До одного.
- Молодцы, вы только что оба превзошли сами себя, - фыркнул Арбузик, недовольно закатывая глаза. – За красноречие вам обоим «пятерка». А теперь, думаю, предоставим товарищам мутантам отобедать. 
И не добавляя больше ничего, «второй номер» уверенно двинулся вперед, негласно взяв обязанность ведущего на себя. Остальные сталкеры решили не медлить и присоединились к нему. Капрал, отчаянно зевая, забрала свой рюкзак у Малого и двинулась за напарником. Несчастный Бин также был освобожден от лишней ноши, чему, наверняка, был немыслимо рад.
Проходя мимо застывшего на месте Царя, Малой не смог удержаться от соблазна заглянуть ему в глаза. Ему хотелось увидеть, что испытывает человек, виновный в стольких смертях и в предательстве своих товарищей… но, к сожалению, не увидел ничего, кроме глухой, неприкрытой злобы. И ученый очень понадеялся, что он злился на себя.
А когда оставшаяся в живых часть отряда отошла на несколько метров он места его вынужденной остановки, за спинами раздался не по-человечески пронзительный вопль, разъяренный рык и надсадный хруст ломающихся костей. Малого всего передернуло, но он не посмел обернуться. Сейчас он был более чем уверен в справедливости произошедшего, пусть и не совсем понимал, кто такие Ти-Джи с Серым, Совинский и Стеклов, и что на самом деле должны были делать сталкеры под командованием этой ненормальной девицы.

***


Сообщение на ПДА: «Царь. Соколов Константин Карлович. Район Агропрома. Кровососы». 
- Молодцы. Быстро они его поймали, - короткий смешок. – Надеюсь, они рюкзак на месте оставили. А то совсем не хочется прыгать еще, искать его…

***


- Вы все еще уверены, что это того стоило?
- Я ни в чем не был так уверен, как в этом. Руслану Александровичу стоит быть более осмотрительным, когда он вводит на доску новые пешки.
- Почему вы об этом говорите мне? Пойдите и скажите ему лично, - седой мужчина в накрахмаленном белом медицинском халате даже не изменился в лице, глядя на происходящее на мониторе.
- В этом нет никакого смысла, - пожал плечами грузный человек с сигарой в руке. – Это все равно, что собственноручно отправить все свои труды псу под хвост…
- Ваши «труды», как вы выразились, убивают их.
- Они – расходный материал, который возомнил себя очень важной птицей. Их надо поставить на место.
- Мы с Гермиовским не для ваших игрищ все это затевали, - вздохнул седоволосый разочаровано. Но больше ничего не добавил, продолжая смотреть на экран. 

***


- Мне никто не хочет объяснить, кто такие Стеклов и Хлыст с Совинским… и какого черта продолжает твориться? – Малой считал своим святым долгом требовать со своих провожатых объяснений, даже если те не были настроены отвечать.
Капрал предпочла сделать вид, что не слышит ученого. Как и идущий впереди и прокладывающий путь Арбузик. Бин в априори не мог знать ответа на поставленный вопрос. Он опять отмалчивался, видимо, осознавая, что очень даже причастен к тому, что случилось не далее, чем час назад. Хавчик только что-то недовольно буркнул себе под нос и не счел нужным ответить.
И тогда Гайка решил все-таки просветить взволнованного и немало напуганного профессора, достаточно коротко изложив всю информацию в нескольких предложениях.
- Стеклов – это почти главный босс, как в компьютерной игре. Он вечно подстраивает нам гадости, и в этот раз просто превзошел себя, спустив на нас наемников и попытавшись натравить мутантов... Совинский – военный, майор, обитающий в научном лагере и ставший подчиненным Стеклова, по приказу которого убил двух ученых, которые нам помогали. А Хлыст – это мелкая, но очень опасная пешка, похожая на занозу в заднице, - снайпер говорил довольно спокойно, но на фразе про последнего товарища голос его посуровел. – И я очень надеялся, что он уже где-нибудь сгинул. Жаль, что мои ожидания не оправдались…
- Это было бы слишком просто, - хмыкнула Капрал и широко зевнула. 
- Так же просто, как ты додумалась сожрать все таблетки, - не отказал себе в удовольствии заметить Арбузик.
- А кто-то их вообще не пьет, а потом устраивает цирковое представление, - фыркнула командирша, ничуть не смутившись. – В прошлый раз нам с Хавчиком пришлось тебя из «мышеловки» вытаскивать. Сейчас бы тоже наворотил…
- Прекрати меня перед клиентами позорить, - устало огрызнулся синеволосый. – А вы, док, зарубите на носу: если вас судьба когда-нибудь сведет с Совинским, Хлыстом или Стекловым – бегите и не оглядывайтесь.
- Арбузик прав. Я в жизни много подонков повидал. Но эти до сих пор потрясают мое воображение. И я бы не отказался вырвать каждому из них сердце…
Малой прикусил язык и замолк. Значит, у этих волчат есть враги, которые открыто охотятся за ними. И это значило только одно – они в полной жопе.

***


- Пусть будет, как будет. Не отступать же, в самом деле?
Собеседник стрельнул в сторону бывшего военного глазами, округлившимися в неподдельном изумлении.
- Ты не боишься смерти, лейтенант? – спросил он одними губами, но его услышали.
- Я уже мертв. А двум смертям не бывать.

 ​​​​​​​

Задачи 2019
Просмотров: 244
Рейтинг: 3.6

Обновление
Просмотров: 307
Рейтинг: 2.5

Закрыть меню
Боковая Панель Закрыть

 Навигация Основное:

На Музыкальный Сайт  (Музыкальный Сайт на котором эксклюзивное видео и аудиозаписи с RaidCall)

На Кино Сайт    (Кино Сайт где вы найдете мультфильмы,фильмы и шоу а также фильмы от Dahock)

На Хоррор Сайт  (Мистический Сайт где только мрак и тишина любителям мистики)

На Manual Dahock  (Мануал для тех кто попал впервые на Портал)

На XDXKX  (Hard Anime Сайт только +18)

На Газета DHK  (Авторский Информационный Блог)

Каналы:

Ютуб (Основной канал  всегда самое первое видео выходит раньше всего)

Рутуб (Второстепенный канал на русскоязычном портале)

Соц-Сети:

Вконтакте   (В этой группе всегда все самые самые свежие новости а также регулярные новости)

Одноклассники  (Для тех кто не сидит не где кроме Одноклассники)

Фейсбук  (Всемирная соц сеть где выходят не все новости а только отсортированные)

МайлРу  (Редкая группа редко выходят новости и видео для тех кто не любит ничего кроме МайлРу)

Твиттер  (Всегда свежие статейки ссылки и цитаты)

close