Dahock Сообщество - Глава 19.

Глава 19.

 ​​​​​​​

Ни для кого не было секретом, что некогда на территории Агропрома функционировал большой научный центр по исследованию сельского хозяйства на территории Припяти. В начале 80-х годов двадцатого века огромный штат ученых трудился над развитием сельской промышленности, искал новые методы в сфере скотоводства и растениеводства. И во многом эти методы являлись передовыми на всей территории бывшего СССР.
И после первого взрыва на ЧАЭС исследования не прекратились. В конце 80-х годов прошлого столетия в ближней зоне атомной станции также функционировал крупный научно-исследовательский центр. Он имел масштабные производственные и исследовательские мощности. В них входили экспериментальные теплицы и лабораторный комплекс в городе Припять, экспериментальные участки в Рыжем лесу, а в районе села Чистогаловка располагались экспериментальные поля, которые ученые гордо называли «опытные полигоны». Кроме того, институт содержал опытное стадо животных в селе Новые Шепеличи, целый колхоз в селе Куповатое, а также лабораторию по разведению рыбы и звероводческое хозяйство на берегу пруда-охладителя ЧАЭС. Все эти исследования были направлены на то, чтобы узнать, на сколько сильно радиация действует на различные формы жизни, на сколько она вредна и может ли она хоть в чем-то принести пользу.
Однако второй взрыв на ЧАЭС в 1991 году положил конец исследованиям, так как экспериментальные образцы из-за повышения радиационного фона подверглись мутациям и вышли из-под контроля. Все безобидные свинки, собаки, птицы, рыбы и даже растения стали представлять опасность для людей. Многих ученых успели эвакуировать, но были и те, кто погиб, когда пошла первая волна мутаций. Кого-то загрызли бывшие совсем недавно милыми пушистиками собаки и кошки, кто-то стал жертвой одичавших парнокопытных, а кого-то заклевали птицы или утащили на дно мутировавшие рыбы. Были и те, кого также изменила радиация, и сделала она это на столько изощренно, что в мутировавших двуногих сложно было признать человека, ибо менялся не только внешний вид, но и мозговая и умственная деятельность в целом. И изменения эти превосходили все ожидания, ставя антропоморфных мутантов если не на ступень выше человечества, то точно перенесшие их на новый уровень существования.
Большая часть мутировавших экспериментов вышли в Зону, продолжая меняться под действием радиации, эволюционируя или деградируя. Вся фауна и вся флора, что отныне царствовала на территории отчуждения, были прямыми потомками тех животных и растений, которые попали под вторую волну взрыва. Сейчас трудно было признать в слепых и чернобыльских псах тогдашних овчарок и лаек, а в псевдоплотях – безобидных поросят. Коты-имитаторы, псевдогиганты, кенги, молохи, гигантские сомы и прочие монстры – всего лишь жертвы радиации и экспериментов, однако теперь они правили бал в Зоне, продолжая (намеренно или нет) уничтожать попадающихся на пути людей.
Но кроме всех известных видов мутантов были и те, кто остался в стенах и подвалах Агропрома. Никто доподлинно не знал, кто и что водится в секретных лабораториях НИИ, и те, кому удавалось выбраться оттуда живыми, не могли точно описать и сказать, с чем им пришлось столкнуться. Ведь в большинстве случаев просто не находилось слов, чтобы описать увиденное.
И все эти факты очень пугали весьма осведомленного в научных изысканиях Агропрома товарища Столярова. Пока его чуть ли не тащили на себе подальше от выхода из института и оставшихся там военных, пока он медленно, но верно приходил в себя, ему все яснее становилось, что вот сейчас сумасшедшие сталкеры ринутся в подземные лаборатории, а там, того и гляди, их точно кто-нибудь сожрет. И ученого вместе с ними.
- Остановитесь! – обретя дар речи, почти простонал Малой, однако, даже не пытаясь что-то предпринять, чтобы затормозить товарищей.
У него после всего словно ослабело все тело, даже ноги не двигались. А бывшие на взводе сталкеры сейчас могли от переизбытка эмоций и пристрелить нечаянно. Это Алексей осознавал как никогда ясно. Бледное лицо Арбузика и приглушенное шипение Капрала, которые его тащили, говорили сами за себя. Оба командира сами были если не в шоке, то точно в изумлении от произошедшего. А за спиной громко пыхтели и хрипели Гайка с Бином, которые тащили на себе весившего почти центнер Хавчика. И если переживший весь ужас «штурма» НИИ Малой все еще оставался в сознании, то нерадивого парня вырубило почти сразу, как только закрылись двери института. И теперь худосочному снайперу и откровенно тощему новичку пришлось на своих плечах тащить раненого и всеми силами стараться не погибнуть под его весом.
Вопреки всем ожиданиям Столярова, сталкеры его услышали и остановились.
- Что такое? – рявкнула на него Капрал. Голос ее дрожал от напряжения, а взгляд прыгал, как у наркомана во время ломки.
- От нас отстали. Вам надо дух перевести. И Хавчика в себя привести, - выпалил ученый, стараясь стоять ровно на ватных ногах. На секунду он даже забыл о собственных переживаниях, получше разглядев измученные лица товарищей. Они действительно устали, и Малому даже стало их жаль. Он действительно хотел, чтобы они хоть на мгновение остановились и отдохнули.
- Дух перевести? Дух перевести… - протянул Арбузик. Он вдруг согнулся пополам, и его плечи мелко затряслись в приступе нервного хохота. – Дух перевести! – резко выпрямившись, он схватил Малого за ворот его желтого комбеза и встряхнул ничего не понимающего ученого. – Вы хоть понимаете, что только что произошло?! Из-за нас только что угрохали пятерых человек! Просто так! Как щенков! Пуф – и нету!
- Арбузик… - медленно протянула Капрал.
- Из-за нас погибли хорошие люди, черт возьми!
- Арбузик, - командирша повысила голос.
- Что, бля?! – парень оттолкнул от себя Малого и навис над сталкершей. И будучи на две , а то и на три головы выше ее, крупнее и сильнее, он представлял для нее почти смертельную угрозу. – Что еще ты от меня хочешь?! Если бы не ты, они бы остались в живых! И они, и все остальные!
- Это не первые и не последние люди, которые умерли, - неожиданно спокойно произнесла командирша, пожав плечами. – Конкретно Моцарта я не тащила с нами. Он так решил сам. Моя цель состояла в том, чтобы оказаться здесь. Военсталы нам помогли, за это им спасибо. Но в их смерти я точно не виновата.
Арбузик даже задохнулся от ярости и не смог ничего сказать в ответ, только прожигал девушку взглядом и явно боролся с желанием ее придушить.
- И вместо того, чтобы читать мне нравоучения, лучше бы действительно занялся делом и привел своего дорогого Хавчика в чувство. Он еще нужен живым.
- Ты угробишь его. Его и всех нас! – зашипел на нее синеволосый сталкер, скрипя зубами.
- Я предлагала тебе выбор. Ты его сделал, - отрезала Капрал несколько устало. – Разве нет?
Врач сжал кулаки. Малой видел, каких усилий ему стоит сдерживать себя. Но, видимо, было что-то, что перевесило чашу ненависти в обратную сторону, заставив парня взять себя в руки.
- Так точно, - процедил он и, оттолкнув девушку, направился к Хавчику, которого Бин и Гайка под шумок осторожно уложили прямо на пол.
Повисло тяжелое молчание. Воспользовавшись возникшей паузой, Малой смог, наконец, осмотреться.
Сейчас они находились на первом этаже НИИ, в одном из многочисленных коридоров. Запах заброшенного здания, всякий мусор под ногами – обрывки бумаги, бетонное крошево, консервные банки и другое. Обломки старой мебели, какие-то железки, осколки пробирок. И истлевшие трупики крыс. Огромное количество, словно здесь случилось целое побоище. И об этом, кстати, свидетельствовала целая россыпь ржавых гильз на полу. Тот, кто прошел здесь до сталкеров, не поскупился на боеприпасы для мутировавших грызунов.
Коридор уходил вперед метров на двадцать и оканчивался тяжелой железной дверью, висящей на одной петле. Само помещение освещалось тусклым светом электрических ламп , которые, как и во всей Зоне, горели без помощи источника энергии. И Малой на секунду подумал о том, что лучше бы вокруг было темно, и ему бы не пришлось лицезреть всю эту грязь и бардак, творящийся вокруг.
- Не нравится, профессор? – неожиданно обратилась Капрал к Столярову. Тот от неожиданности даже на месте подскочил. – Здесь далеко не Лувр, это точно.
- Нам действительно так необходимо было сюда идти? – набравшись смелости, спросил ученый. 
- Нам нужно найти последний артефакт, - командирша пожала плечами, наблюдая за тем, как Арбузик реанимирует Хавчика. Когда крики и пощечины не дали результата, в ход пошли шприцы из арсенала врача. – Его больше нигде не найти.
- Почему-то я уже не уверен в том, что дело только в артефактах, - вздохнул Столяров, всплеснув руками.
Капрал не ответила, только вновь пожала плечами. Да и Малой и не надеялся на то, что она честно во всем сознается. И абсолютно не был уверен в том, что когда-нибудь наступит момент, когда сталкерша откроет ему все карты.
- Я все еще задаюсь вопросом… Почему ты Капрал? Почему тебя не назвали как-то по-другому? – выпалил вдруг Алексей и тут же прикусил язык. – Прости… Само вырвалось…
- Я как-то отчитала двух натовцев. Французиков. На их же родном языке, - а девушка словно и не заметила ничего странного. – Они и сказали, что я ругаюсь, как их капрал. Ну, вот ко мне и привязалось. До этого меня Змеей называли.
«Змея… тебе бы это было ближе», - подумал Малой, но вслух решил не говорить. Зато многое встало на свои места. Капрал была не только огоньком святого Эльма, но и холодной, увертливой и ядовитой змеей. И это характеризовало ее как нельзя лучше.
- Ты можешь встать? А идти? – тем временем Арбузику удалось вернуть Хавчика к жизни. Несчастный темноволосый сталкер морщился и скрипел зубами от боли, но тем не менее пытался самостоятельно сесть, отталкивая бросившихся помогать Бина и Гайку.
- Могу, - хрипло бросил Хавчик, когда товарищи все-таки вздернули его на ноги. 
- Отлично. Тогда, надеюсь, мы можем идти? – Капрал же сочла это сигналом к возобновлению движения. – У нас мало времени. Арбузик, где твой волшебный компьютер с не менее волшебной программой?
«Второй номер» только цыкнул языком, но покорно стянул с плеч рюкзак и стал в нем рыться в поисках ноутбука. После всего произошедшего было бы слишком наивно полагать, что аппарат останется целым, однако чуду дано было свершиться – и Арбузик извлек из недр своего багажа абсолютно целый компьютер.
Пока врач занимался включением ноутбука и обработкой каких-то данных в специальной программе, Капрал внимательно осмотрела оставшихся в отряде товарищей и собственноручно поправила кому-то лямки на рюкзаках, кому-то крепления составляющих комбезов и шлемов. Видимо, она прекрасно знала, с чем придется еще столкнуться впереди, поэтому посчитала необходимым основательно подготовиться.
- Нашел. Смотри, - позвал командиршу Арбузик. Та с интересом заглянула в монитор компьютера.
- Можешь сопоставить со схемой здания? – подумав, протянула она.
Врач послушно поклацал по кнопкам и ткнул пальцем в появившуюся на экране схему.
- Скажем так: это не далеко, но чтобы добраться, придется потрудиться, - вздохнул «второй номер», видимо, уже почти смирившись с перспективой идти на верную смерть.
- Мы в Мертвый Город с экскурсией ходили. Разве не доберемся? – фыркнула Капрал.
- Доберемся. Конечно, - рыкнул ей в ответ сталкер, сцепив зубы.
- Перебрось эту карту всем на ПДА, - распорядилась девушка, включая свой портативный компьютер. – На случай, если вдруг кому-то взбредет в голову заблудиться. Хавчик, сделай милость, - она вдруг обратилась к темноволосому парню, - если ты вдруг почувствуешь, что тебе совсем уж хреново – скажи, а не молчи. Иначе это выйдет всем нам боком. 
Сталкер только что-то пробубнил про злых командиров, едва кивнув в ответ. Удовлетворившись и этим, Капрал проверила обойму своего автомата и, поглядывая на экран ПДА, двинулась вперед.
Арбузик наскоро запихнул ноутбук обратно в рюкзак и, кивнув остальным, пропустил товарищей перед собой и остался в «хвосте» - прикрывать. Спорить, бояться, отступать… Пожалуй, все это сейчас было неуместно. Нужно было идти к цели. Хотя бы во имя принесенных этой цели жертв. 
Малого передернуло. Он и не задумывался, сколько уже людей погибло с тех самых пор, как стоило отряду покинуть порог бара «Шти». Десятка два? Безымянные наемники, охотившиеся за головами сталкеров. Именитый Хлыст, мечтавший отомстить Капралу и ее товарищам. Двое ученых, Серый и Ти-Джи. Пятеро военсталов, которые сунули носы явно не в свою игру, и военные, вступившие с ними в бой. И шестеро сталкеров, ушедших вглубь Зоны следом за девушкой, чье прозвище когда-то было Змея.
Возможно (а этого Столяров не исключал), были и еще жертвы за пределами его поля зрения. Он уже давно понял, что это не просто поход за драгоценными бирюльками. Это серьезная игра, правила которой ему пока не понятны. И вполне вероятно был еще кто-то, кто играл в нее и погибал точно так же, как все те, кого смог вспомнить ученый. И совсем скоро, вероятно, оставшийся отряд тоже присоединиться к списку в архиве сталкерской сети в графе «погибшие».
Такая была. И ежедневно она неизменно пополнялась новыми именами. Казалось бы, Зона так мала, здесь особо не развернешься, и откуда в ней взяться такому количеству людей? Ученые, сталкеры, наемники, военные, миротворцы, бандиты, торгаши… и еще Бог знает кто. Как им всем удавалось находиться одновременно на территории отчуждения и делать так, что она казалась необитаемой? Парадокс. Еще одна тема для научного доклада. За такое и Нобелевскую премию могут дать.
И все же, если отбросить лирику… Зона действительно являла собой один из величайших парадоксов, созданный, по сути, самими людьми, но так же ими до сих пор и не понятый. Зона имела границы, но была безгранична. Она была обитаема и необитаема одновременно. Подобно коту Шредингера – одновременно мертвому и живому. И чтобы это понять, стоило лишь приоткрыть коробку. Так и здесь. Стоило прикоснуться к Зоне, вдохнуть ее сырой воздух, чтобы хотя бы для себя решить, какая она – безграничная ли, обитаемая ли… Вот же еще парадокс – для каждого она своя. Каждый видел ее по-разному. Кому-то она представлялась золотым прииском, кому-то полем бесконечного боя, кому-то спасением, кому-то наказанием. Кто-то верил в то, что она живая, что она имеет свой разум, что умеет мыслить и чувствовать. Некоторые утверждали, что она порождение инопланетного разума, что все мутанты – это прибывшие некогда из глубин космоса люди и животные, организмы которых не были приспособлены к земной атмосфере, из-за чего и произошла мутация. Сторонников данной теории было не много, но в чем-то они были по-своему правы, ибо некоторые процессы в жизни Зоны невозможно было объяснить ни с точки зрения физики, ни химии, ни какой-либо другой науки.
Бытовало также мнение, что территория отчуждения – это некий портал в другой, параллельный мир. Из него из другого измерения выпадают люди и животные, считающиеся ТАМ абсолютно нормальными. И, конечно, из нашего мира через этот же портал тоже переходят представители органических форм жизни, и уже ТАМ они считаются монстрами. Теория параллельных миров, как говорили ученые.
Алексей Столяров же придерживался обычного мнения, что Зона – это просто зараженный участок, где под действием радиации мутируют не только живые организмы, но и неживая природа. Мутирует земля, мутирует вода… воздух, огонь, камни, песок… Да все! Изменение структуры, состава и все-такое. Средневековая алхимия в действии.
И все же, при всем этом, Малой боялся Зоны. Он уже давно в ней находился, и все равно страшился того, что она то и дело преподносила. И теперь, пройдя через столько препятствий, увидев воочию таинственных монстров и сошедшую с ума растительность, увидев в действии силу Радара, пережив гон и Выброс, пережив перестрелки и бои не на жизнь, а на смерть, ученый лишь утвердился в своем мнении – Зона ужасала. Она была адом на земле. Она губила и отравляла все и всех, кто вдыхал ее отравленный воздух. И Малого она отравила тоже. Пусть и сделала это медленно.
Ведь это он с самого начала не пошел на попятную, не смог отступить. Он позволил выдворить себя из научного лагеря навстречу верной смерти. Он мешался и бесил сталкеров, но продолжал идти. Что его тянуло и заставляло? Он сошел с ума?
«Не иначе! Конечно. Нормальный человек в Зону не сунется, это точно», - невесело усмехнулся Малой в ответ на свои мысли. Здесь все – психи, сумасшедшие, душевнобольные. И он, и те военсталы, и военные, и ученые, и эти едва живые сталкеры, и эта девчонка, которая сейчас лезет через баррикады из бетонного крошева и осторожно ступает по ведущим вниз ступенькам, опасаясь встретить на повороте аномалию или мутанта.
Пока навстречу отряду лезли только крысы. Неудивительно, что все коридоры завалены их жирными бурыми тушами. Глупые грызуны величиной с кошку бесстрашно бросались на вооруженных людей и с воинственными воплями принимали смерть. Среди людей такая безбашенная отвага, наверняка, ценилась на вес золота. Но среди зверей – вряд ли. Они жили по своим законам, неизвестным человеку. 
Методичные одиночные выстрелы из «макарова» обрывали короткие жизни мутантов. Капрал не стала тратить на всякую шушеру дорогостоящую обойму «лавины» и пользовалась пока только пистолетом. Для того, чтобы просматривать все на триста шестьдесят градусов вокруг и слышать все, до самого неприметного шороха, девушка даже стянула с головы шлем, прикрепив его к рюкзаку. Ее волосы своим цветом напоминали кровь, коей немало пролилось за последние несколько дней. Сколько они уже скитаются по Зоне? Пять дней? Шесть? Неделю? Больше?
Но сути это не меняло. Красный цвет был неотъемлемой частью похода. Кровь лилась рекой, и сколько еще будет литься – известно только самой Зоне.
Отряд спустился на цокольный этаж здания. Всем им было известно, что НИИ имеет огромный подземный комплекс лабораторий, и конкретно отряду нужен был всего лишь третий уровень, то есть еще на два этажа ниже того места, где они сейчас находились. Загвоздка была только в том, что попасть туда можно было только через шахты лифтов. Лестниц было всего две, но ходы к ним были заблокированы кодовыми железными дверьми, с которыми сталкерам, по их словам, была неохота мучиться. Капрал объяснила это тем, что у них слишком мало времени, а так бы – пожалуйста, можно бы и поковыряться. Малой уже не стал спорить и был готов к любому решению командирши. Лезть в шахту? Хорошо, он полезет, не страшно. Правда, он вообще не представлял, как это должно выглядеть.
На деле все оказалось достаточно просто. Трос, опять изъятый у Хавчика, был закреплен вбитым прямо в бетонный пол скальным крюком, также найденным у сталкера. Ученый в который раз изумился подготовленности вольных бродяг. Снаряжение на все случаи жизни. Страховочные ремни также были в наличии, и их как раз хватило на всех членов оставшейся экспедиции. Капрал сама всех снарядила и первой полезла в шахту наперевес с оружием. Никто не давал гарантий, что там не будет никаких напастей. И она была права – спящий прямо среди сплетений проводов снорк не был доволен появлению незваных гостей, но пара выстрелов его мгновенно успокоили. И пока все по одному спускались на третий уровень, оставшийся прикрывать Гайка также уложил еще одного подобного мутанта, выползшего на шум, благо, на этом больше никто не потревожил ходоков.
Коридоры третьего уровня мало чем отличались от тех, что уже прошел отряд. Те же мигающие электрические лампы, также валялись трупы крыс, также пол был засыпан разного рода мусором. И множество дверей и уже пустых дверных проемов. Видимо, те, кто сюда попадал, тоже целеустремленно что-то искали. Все двери этого уровня были железными, но многие из них представляли собой не больше, чем кусок искореженного металла. Похоже, в ход шли все средства, чтобы открыть двери, вплоть до взрывчатки.
- Обычно, чтобы так открывать двери, достаточно пластита, - неожиданно произнес Бин, когда отряд миновал уже несколько таких дверей. – Но здесь уже и гранатами кто-то кидался.
Малой, как и остальные его товарищи, удивленно посмотрел на сталкера. Но никто не сказал ни слова. Возможно, не посчитали такие глубокие познания чем-то совсем уж странным. Сейчас страннее было то, что в коридоре царила мертвая тишина. Только монотонно гудели электрические лампы под потолком, и где-то капала вода. Ни мутантов, ни аномалий. Такое всегда настораживало, и Малой это уяснил.
- Нам нужно на середину уровня, - сверившись с перенесенной на ПДА картой, произнес Арбузик. – Не так, чтобы очень далеко отсюда, но и не близко.
- Доберемся. Главное, особо не задерживаться, - ответил ему Гайка, оглядываясь по сторонам. – И стен не касайтесь.
- Почему? – Столяров тут же начал осматриваться вокруг.
- Видите, черные блестящие пятна? – снайпер указал на одну из стен. На облупившейся белой краске и правда виднелось нечто, похожее на брызги от чернил. – «Чернушка». Такая переселяется на человека, и тот благополучно сгорает за считанные дни. 
- Болезнь чем-то на легочный туберкулез похожа, - согласно кивнул Арбузик. – Было дело, видели.
- Есть еще «серебряная паутинка». Тоже плесень. Ее труднее увидеть и еще легче подцепить. Убивает точно также, - закончил снайпер, продолжив путь. Капрал тем временем отошла уже на приличное расстояние и стояла возле одного из дверных проемов, заглядывая внутрь находящегося за ним помещения.
- В Зоне есть хоть что-то, что не убивает? – фыркнул Малой, шагая за ним. 
- А как же артефакты?- Гайка чуть обернулся через плечо.
- Вы и сами знаете, что даже те, которые лечат или заживляют раны, либо слишком радиоактивны, либо снижают сопротивляемость какому либо физическому воздействию на организм, и потому артефакты всегда нуждаются в комбинации… Да с ними бог весть какая ерунда всегда случается!
Снайпер даже чуть присвистнул.
- Довольно скептическое суждение для ученого, работающего в Зоне.
- Я биолог. Я не работаю с артефактами, - уже спокойней ответил Столяров, едва пожав плечами. 
- И вы их боитесь, верно?
Профессор сморщился.
- Я боюсь Зону в принципе, - помедлив, ответил он. 
Гайка отвернулся и негромко хмыкнул.
- Главное – честность.
- Капрал? 
За все то время, что сталкеры шли до командирши, та не сдвинулась с места.
- Все нормально? – Бин осторожно заглянул в то же помещение, внутрь которого девушка продолжала смотреть почти немигающим взглядом.
- Мне нужно сюда, - произнесла та, сделав шаг в направлении двери. 
- Зачем это тебе? – нудным тоном протянул Арбузик. Каждая выходка командирши выводила его из себя, и это было слишком очевидно. Но, похоже, не для самой сталкерши.
- Мне надо сюда, - чеканя каждое слово, сказала Капрал и, выставив перед собой автомат, зашла внутрь.
«Второй номер» шумно втянул воздух сквозь сжатые зубы, борясь с желанием схватить Капрала за шкирку и хорошенько встряхнуть. Благо, и рост, и комплекция обоих командиров предоставляли такую возможность. Но вместо желаемого, Арбузик молча указал всем на дверь, приглашая войти следом.
Малой, поудобнее перехватив свой «калашников», осторожно ступил за порог. Бегло осмотрев помещение, ученый чуть продвинулся, и тут его взгляд зацепился за груду мусора, коего, конечно, и так везде было много. Но больше всего Столярова заинтересовал искореженный кусок металла, на котором виднелись несколько полустертых букв. Видимо, когда-то давно тот кусок жести являл собой табличку, красовавшуюся на двери помещения.
- А…х… в… - вслух прочитал Малой. – Архив?
- Архив, - утвердительно кивнула Капрал. Она медленно шла мимо ряда пустых стеллажей, внимательно оглядывая каждую полку, словно что-то искала. – Весь штат сотрудников, все научные работы, все опытные образцы – все это записывалось кропотливо и со скрупулёзной точностью. 
- Поэтому, если ты что-то хочешь здесь найти, то это дохлый номер. Здесь давно все за тебя растащили и продали, - фыркнул врач, закатив глаза.
- Надежда умирает последней, - девушка только пожала плечами. – Вы тоже поищите, если не очень лень. Сами понимаете, любая бумаженция, будь то чертеж, записка или любая другая макулатура - ценятся торгашами на вес золота. 
- А что конкретно хочешь найти ты? – неожиданно вякнул Хавчик, лениво вертя головой. – Ты же не в первый раз залезаешь в архив…
Капрал смерила его холодным взглядом, но промолчала и продолжила изучать полки. 
Малой тоже подумал о том, что искать здесь что-либо – занятие достаточно бестолковое. За многие годы здесь побывал не один сталкер. И все, что можно было унести и продать – уже было, конечно же, унесено и продано. Часть вольных бродяг на подобном промысле иной раз зарабатывали куда больше тех, кто ходил в Зону за артефактами. Добыча бумажных изданий была делом более безопасным и менее затратным в плане финансовом, физическом и даже психологическом. Минимум движухи, минимум адреналина. Идеально.
Малой и сам нередко общался со сталкерами, которые занимались исключительно документацией из прошлого Припяти. Выглядели они куда здоровее и живее своих рисковых «коллег», однако, если на пути встречалось что-то из ряда вон выходящее, обычно такие храбрецы заканчивали прискорбно.
Пока профессор был занят своими мыслями, Капралу все-таки удалось найти какую-то запыленную папку с пожелтевшими листами внутри. Столяров впервые видел такой огонь, что загорелся в эту секунду в глазах сталкерши. Неужели какие-то бумажки радовали и волновали ее больше, чем все остальное?
- Как Вы думаете, док? – заговорила девушка с ученым. Тот невольно вздрогнул. Все-таки, Капрал редко задавала ему какие-то вопросы. – Что есть Зона?
Малой на мгновение оцепенел. Слишком личный вопрос. Некорректный. Зона для каждого своя.
Остальные сталкеры же тактично отвернулись, делая вид, что ничего не видят, и их ничего не касается. Гайка продолжал изучать полки. Хавчик пинал ту самую вывеску с тремя буквами. Бин, перекатываясь с пятки на носок, разглядывал потолок. Арбузик просто пялился под ноги.
- Зараженная радиацией территория, - помедлив, выдавил из себя Малой.
- А конкретней? 
- Куда конкретней-то?
Капрал смотрела на ученого почти в упор. И этот взгляд точно не предвещал ничего хорошего.
- Я не могу сказать точнее, - поправился Малой, сглотнув. – Зона для меня просто Зона. Я не хочу лезть в самую ее суть. 
- Значит, если выражаться Вашим языком, то Зона – просто территория? Не разумное существо, не портал в другое измерение? – Капрал чуть скривила губы и продолжила изучать содержимое папки.
- Есть те, кто так думает. У них есть такое право…
- А «те» никогда не говорили, что Зона – это система?
Малой вытаращил на сталкершу глаза. Признаться хотя бы себе, о таком предположении ученый точно слышал впервые, и оно ему показалось еще более фантастичным, чем все прочие.
- Система? Но… в каком смысле? – икнув, осмелился спросить Столяров.
- Все просто. Без сомнений, Зона – это участок с повышенным радиационным фоном, - девушка даже не обернулась в его сторону. – Но она представляет собой не только систему экологических отношений вроде цепочек «растение-травоядное-хищник». Это большой управляемый механизм. Все протекающие процессы, все эти изменения положения аномалий, «консервов», появление Выбросов (предсказуемых, кстати говоря), гон, зов Радара… Этим всем управляют. Зона – это, по сути, что-то вроде большого подопытного кролика. Опытный образец. Искусственно созданная система со своими законами физики, химии, биологии… и психологии. Здесь все не так, как там, за Периметром. Это – концентрированная ненормальность, призванная разрушать все существующие законы, правила, стереотипы того мира, что находится за пределами Зоны. Это испытание человека и природы на прочность и гибкость, на способность к обучению и изменению. Это – научный центр. Вот вы, ученые, - тут Капрал позволила себе скосить глаза на мужчину, - думаете, что изучаете Зону. Но это не так. Это она – и все, кто стоит за ней – изучают вас. Вас всех и каждого конкретно.
Малой стоял, разинув рот. В какой-то степени все услышанное являлось вполне логичным, и не будь Столяров так сильно уверен в своей сложившейся точке зрения, это бы многое могло ему объяснить. Но пока все сказанное Капралом просто не укладывалось в его профессорской голове. Слишком сложно заменить и сопоставить все известные факты тем, о чем только что узнал Малой. И это достаточно простое суждение казалось более фантастичным, чем все те предположения о инопланетянах и порталах в другие миры.
- Тогда, если не секрет… Кто же всем этим управляет? – собравшись с мыслями, спросил профессор, широким жестом указав на пространство вокруг себя, имея в виду всю Зону в принципе.
- Вы слышали когда-нибудь о проекте «О-Сознание»? А о таких людях, как Каланча, Лебедев, Суслов? – Капрал перелистнула очередную страницу в папке. 
- Впервые слышу… - честно признался Малой, понурившись.
- Очень интересные товарищи. Они…
Но на этом фраза Капрала оборвалась. Малой, не услышав продолжения, вскинул голову, но успел заметить только то, как папка полетела на пол, и девушка, обхватив голову руками, рухнула следом, как подкошенная.
Ученый уже на автомате хотел начать пальбу. Он не знал, кто напал на сталкершу, да и напал ли вообще, но любую опасность уже привык встречать с оружием в руке. Но успел только поднять автомат, как виски пронзила дикая боль, и сознание моментально выключилось, как электрическая лампочка, погрузив Столярова в тягучую липкую темноту.

***


Актер прекрасно знал, что на выходе из Зоны его ждут. Также прекрасно знал, что ждут не конкретно его, а любого, кто двинется в противоположную от Зоны сторону. Сейчас шла самая ожесточенная игра, и все средства были брошены на то, чтобы победа была за самым быстрым, умным и предусмотрительным игроком. И потому как раз такой товарищ выставил по всему Периметру толпы постовых с собаками. Режим «никого не выпускать» был включен на максимум.
Поэтому Актер не прятался. Он знал, что его скрутят и доставят на допрос к ближайшему начальству. Знал, что сначала вытрясут все его карманы, найдут кучу бумажек… Будут бегать, радоваться и уточнять подлинность документации. Отзвонятся высокому начальству, все перечислят… А начальство возьмет и скажет, что такой-то бумажки нет. А он, Актер, конечно же, вякнет, что есть такая, но где – не скажет. И тогда допросом дело не закончится. А шавки эти постовые особо со сталкерами церемониться и не будут. В ход пойдут все подручные средства, и счастье Актера, если он не умрет от потери крови и болевого шока раньше, чем тот, кто идет за ним и для кого он открыл путь, взяв военных на себя, не перескочит границу Зону.
До тех пор сталкер будет терпеть. Он знает, что там, где-то в центре чертовой территории отчуждения, творится нечто более страшное, чем могут сотворить с ним самим.

***


Голова гудела так, словно была большим церковным колоколом, в который бил не слишком умелый звонарь. И глаза не хотели отрываться. Лишь усилием воли Малой смог поднять веки и кое-как сфокусировать взгляд. И увиденное ему не понравилось.
Там, где недавно стояла Капрал, возвышалось полупрозрачное нечто, похожее на черное желе с тремя парами заросших пальцами рук и белой тарелкой вместо лица. Не смотря на такой достаточно нелепый вид, чудовище внушало дикий страх, хотя бы по двум причинам. Во-первых, Малой в какой-то момент понял, что не может пошевелиться, и это явно не просто так, и уж точно наверняка это проделки неожиданно возникшего врага. А во-вторых, одна из лапищ мутанта сжимало горло командирши смертельной хваткой, подняв ее над полом на добрых полметра.
Капрал пыталась вырваться, царапаясь, кусаясь и пинаясь, но из этой затеи мало что выходило, а кислород, как поняла девушка через несколько секунд – штука не вечная и в данной ситуации очень ограниченная по количеству.
Малого охватила паника. Если командирша сейчас была добычей, а ученый не мог и пальцем шевельнуть, значит, и с остальными сталкерами был непорядок. И он был прав. Почти. 
Автоматная очередь впервые показалась Столярову чуть ли не самой приятной мелодией на свете. Чуть скосив глаза, он увидел Бина, стоящего с «абаканом» наперевес. И пусть пули прошли сквозь прозрачную тушу монстра, решимости парню было не занимать. Он сделал несколько шагов вперед и снова выстрелил. 
- Отпусти ее! – прорычал он. Малой впервые видел его в такой ярости.
Мутант издал удивленное бульканье. Потрясая лапой, в которой была зажата все еще барахтающаяся добыча, он склонил свою нелепую голову на бок.
Малой сначала не поверил своим ушам. Ему показалось, что все, он сходит с ума. Но через секунду все-таки убедился в том, что не ослышался – монстр заговорил.
- Отпус-стить? – с шипением, похожим на свист сдувающейся шины, протянул монстр. – Злой. Умреш-шь.
И словно по щелчку пальца рядом с Бинов возникли Гайка с Арбузиком. Сталкеры явно были не в себе. В здравом уме они бы вряд ли напали на товарища. Но теперь оба парня скрутили новичка и немилосердно приложили лицом об пол.
- Хавчик, бля! – не своим голосом заорал Бин, пытаясь вырваться.
О последнем сталкере Малой почти позабыл. Но теперь ему хотелось дернуться и обернуться, найти однорукого товарища хотя бы взглядом. Однако парень появился сам. Он оказался на удивление сообразительным малым, как осветилось во всей этой неприглядной ситуации, да и к тому же, если на нем и сработали умения монстра, то только в том, что его тоже отключили на какое-то время. Подчинить его, как и Бина, монстр не смог. Чем Хавчик и воспользовался. Не долго думая, он выхватил у Гайки, держащего в ту секунду яростно рвущегося на свободу Бина, из ножен на поясе его любимый "кизляр" и, подобно тому же Хлысту, метнул его прямо в центр «тарелки», заменившей мутанту морду.
Чудовище захрипело и замолотило свободными лапами по полу. Но, видимо, цель была выбрана правильно, и нож попал именно в уязвимое место монстра. Лапа его разжалась, и Капрал свалилась на пол. Мутант через секунду растянулся рядом с ней.
Малой сразу почувствовал, что наконец может двигаться, а Бин, растолкав яростно мотающих головами и пришедших в себя Гайку с Арбузиком, бросился к сталкерше.
- Епт… что стряслось-то? – Гайка ошалело оглянулся вокруг, растерянно разводя руками.
- Вы только что нас всех не угробили, - шмыгнув носом, доложил Хавчик, кивая в сторону мутанта. – Это чучело вас загипнотизировало, и вы тут махач устроили. Рэмбо, итить вашу…
Малой не спеша поднялся на ноги, чувствуя, как трясутся его колени. Если бы не Хавчик с Бином, им бы точно всем пришел каюк, тут и к гадалке ходить не надо.
- Капрал! Капрал, ты меня слышишь? – тем временем новичок безжалостно тряс командиршу за плечи. Та первые полминуты никак не реагировала, но парень был настойчив, и прежде чем на помощь пришел очухавшийся Арбузик, она открыла глаза и хрипло выдала, похоже, первое, что пришло ей в голову:
- Все живы?
Бин радостно хлюпнул разбитым носом и кивнул. Вместе с врачом он помог сталкерше принять вертикальное положение. Ее еще шатало, но тем не менее сил у нее хватило, чтобы пнуть бесформенный труп монстра.
- Ишь, развелось тут псиоников… Не вздохнуть, ни… это… - прохрипела она и поморщилась. – Кто-нибудь видал этакое чудо природы?
Сталкеры молча переглянулись между собой и пожали плечами. Малой тоже не нашелся, что ответить.
- Понятно. Видно, разновидность контролеров. Короче, Хавчик, Бин… Если еще такая тварь объявится – наши шкуры переходят под вашу защиту, - команди

Задачи 2019
Просмотров: 241
Рейтинг: 3.6

Обновление
Просмотров: 304
Рейтинг: 2.5

Закрыть меню
Боковая Панель Закрыть

 Навигация Основное:

На Музыкальный Сайт  (Музыкальный Сайт на котором эксклюзивное видео и аудиозаписи с RaidCall)

На Кино Сайт    (Кино Сайт где вы найдете мультфильмы,фильмы и шоу а также фильмы от Dahock)

На Хоррор Сайт  (Мистический Сайт где только мрак и тишина любителям мистики)

На Manual Dahock  (Мануал для тех кто попал впервые на Портал)

На XDXKX  (Hard Anime Сайт только +18)

На Газета DHK  (Авторский Информационный Блог)

Каналы:

Ютуб (Основной канал  всегда самое первое видео выходит раньше всего)

Рутуб (Второстепенный канал на русскоязычном портале)

Соц-Сети:

Вконтакте   (В этой группе всегда все самые самые свежие новости а также регулярные новости)

Одноклассники  (Для тех кто не сидит не где кроме Одноклассники)

Фейсбук  (Всемирная соц сеть где выходят не все новости а только отсортированные)

МайлРу  (Редкая группа редко выходят новости и видео для тех кто не любит ничего кроме МайлРу)

Твиттер  (Всегда свежие статейки ссылки и цитаты)

close