Dahock Сообщество - Глава 22.

Глава 22.

 ​​​​​​​

- Очень интересные персонажи, - просматривая очередную историю болезни, академик Травин что-то помечал в своей записной книжке. – Они идеальные кандидаты…
- По какому же принципу вы их выбираете? – заглядывая через плечо мужчины, спросила худенькая женщина в белом халате. 
- Чем тяжелее заболевание, тем интереснее будет попробовать в его лечении мое новое лекарство.
- Но… Вы выбрали всех тех, кого вылечить не представляется возможным! Посмотрите сами, - женщина ткнула пальцем в одну из записей Травина. – Зимин. Невроз навязчивых состояний. Обссесивно-компульсивный синдром. Целый набор фобий. Этого растормошить не представляется возможным вообще!
Академик ехидно улыбнулся, покосившись на нее.
- Для этого есть другие пациенты. В противовес ему будет вот она, - он показал на другую запись с множеством пометок на полях. – Уж. Галлюциноз и деперсонализация. Что про нее написано? Видит погибшего человека и не воспринимает окружающих? Она заставит Зимина шевелиться. Она будет заставлять его совершать те самые компульсии – действия, отвлекающие от обссессий – мучительных и навязчивых мыслей.
- То есть… это не просто исследование лекарства, но и групповая терапия?
Травин кивнул с легкой улыбкой.
- Они должны помочь излечиться друг другу. Я постарался составить список подопытных именно с учетом того, чтобы были взаимозаменяющие заболевания. Двенадцать человек. Шесть девушек и шесть парней.
- Вы так верите в собственный успех, что меня это пугает, - скептицизму женщины не было пределов. – Мы перепробовали огромное количество способов, чтобы хотя бы заставить этих пациентов взаимодействовать с окружающим миром. А Вы собираетесь собрать их всех вместе! Да они переубивают друг друга!
Травин смерил собеседницу задумчивым взглядом.
- Думаете? – после минутной паузы протянул он, теребя края блокнотных листов. – А я рассчитываю на иной эффект. Я познакомился с каждым пациентом лично, и имею некоторое представление об их характерах и личностных качествах. Да, они все трудны в общении, но их вполне возможно заставить пойти на контакт. В этом им могут помочь их прошлые профессии. Тот же Зимин, - мужчина откинулся на спинку стула, глядя перед собой. - Он должен был стать врачом, значит, опыт в общении с людьми имеет. Наверняка, ему известно, как наладить контакт даже с самым упрямым пациентом. Потом Уж. Журналистка. Специализация в криминалистике. Иногда, правда, имела дела с чрезвычайными происшествиями. Скорее всего имела дело с людьми, проявляющими агрессию, находящимися в шоке, истерике… Потом бывший военный, музыкант, бармен, логист… Они все имели дело с людьми, - подвел итог Травин. – Они смогут. Это пойдет им самим же на пользу. 
Собеседница чуть скривила губы, но решилась больше возражать. Он академик, ему виднее.

***


Глаза никак не хотели открываться. Зато в нос ударил резкий запах спирта и хлорки. Хотелось сморщиться и заткнуть нос, но сил едва хватало даже на то, чтобы просто дышать.
Тем не менее, Актер нашел в себе внутренние резервы и приоткрыл один глаз. И тут же зажмурился от яркого света.
- Наш спящий красавец пришел в себя, - раздался над ухом до боли знакомый голос. Однако на сколько всегда помнилось парню, раньше он слышал в нем нотки насмешки и веселости. А сейчас он был серьезен и необычно холоден. 
Актер вновь приоткрыл глаз, скосив его в сторону. И не сразу поверил в то, что увидел. Точнее, кого.
Парень уже было открыл рот, но из глотки вместо слов вырвалось только сиплое хрипение.
- Не утруждай свои голосовые связки, - вновь произнес неожиданный гость. – Я и так знаю все те вопросы, которые тебе так не терпится задать. Я тебе все объясню. Во-первых, я, конечно, поздравляю тебя с тем, что тебе удалось выжить и даже выполнить то, что от тебя требовалось. Двум курьерам удалось выскользнуть из Зоны и не попасться патрулям. А я успел выкупить тебя у твоих мучителей. Им совсем не понравилось твое упрямое молчание. Но сейчас ты в больнице. Как и еще один товарищ, случайно попавший под раздачу, - с этими словами он качнул голову в сторону стоящей у окна койки, где лежал молодой светловолосый парнишка. Тот только приветственно махнул помятому жизнью сталкеру рукой и отвернулся в другую сторону. – Это Чалый. Но он сейчас не очень разговорчивый. Впрочем, он, как и ты, до конца сохранял верность своему делу. Такому упрямству можно позавидовать.
Актер только едва дернул уголком губ. Он был абсолютно уверен в своих силах, и потому проводившие с ним допрос военные не добились ничего, кроме едких шуток и проклятий в свой адрес. Хотя, возможно, если бы при патрульных оказался опытный дознаватель, наверно даже бывший боец сдался бы. Тем не менее несколько дней беспрерывных издевательств парень вынес мужественно и смог дать время уйти курьерам.
- Бумаги, что были при тебе, навели шороху. Впрочем, Капрал любит провокации. Вполне возможно, в руках у тебя была подлинная информация, добытая в самых недрах Зоны. Наверняка, Стеклов давно за ней гонялся. Думаю, если бы он перехватил курьеров, его счастью просто не было бы предела. Но, пожалуй, он обойдется. У него сейчас задачи куда сложнее.
Актер чуть повернул голову к своему собеседнику, все еще не веря своим глазам. Сколько времени он провалялся в беспамятстве? Сколько он успел пропустить? Если понадобиться, он прямо сейчас найдет в себе силы бежать обратно в Зону и спасать Капрала. Если говорят, что у Стеклова есть важные дела, то они почти стопроцентно касаются этой ненормальной красноволосой девицы.
- Капрал уже знает о подпольной деятельности в своем отряде, что весьма осложнит работу Стеклову, - продолжал тем временем собеседник, вальяжно развалившись на стуле рядом с койкой сталкера. – Ни он, ни Совинский не знают, чего сейчас ждать от нее самой и оставшихся ее товарищей. Достоверно известно, что они все серьезно ранены. Но это никак не влияет. Капрал и иже с ней – люди совсем необычные. Может статься, что сейчас они еще опасней, чем всегда. Я бы на месте Стеклова давно бы оставил их в покое, глядишь, получил бы с этого куда больше. Но он разбрасывается деньгами, в надежде ухватить еще более лакомый кусочек, как те бумаги, что оказались при тебе. Их я, кстати, у вояк изъял. Они им ни к чему, и уж Стеклову и подавно. Наверняка, он свято верит, что более ценная информация еще при Капрале.
Актер тяжело вздохнул. А как безобидно все начиналось. И теперь вокруг одной чрезвычайно самоуверенной девчонки усилиями Стеклова вертится почти вся Зона, так и норовя порвать ее на тысячи маленьких медвежат. Бесчестная, жестокая, смертельная игра. Ни грамма человечности во всех этих действиях. Только жажда наживы и неприкрытая злоба. Сталкер прикрыл глаза, стараясь унять бурлящую где-то в груди ярость. Ведь так было нельзя! Нельзя так издеваться над людьми!
- Я почти уверен в том, что ты сейчас размышляешь о бесчестности всего происходящего, - собеседник впервые за несколько минут позволил себе улыбнуться. – Но они сами согласились. И, поверь, они бы на все твои переживания сказали бы только то, что не сожалеют. Да, они не в восторге от всего происходящего, но у них свой взгляд на все события. Они и не ожидали другого отношения к себе и лишь чудом так долго оставались в живых, попытавшись нам навязать нам свои правила.
- Нам? – едва слышно просипел Актер, не открывая глаз. Черт, как же он раньше не замечал? 
- Нам. Мне, Стеклову и другим, кто организовал весь этот эксперимент, - гость самоуверенно хмыкнул. 
- Эксперимент перерос в бойню. Тебя это не смущает? – Злость для актера всегда была катализатором. Вот и сейчас благодаря ей он нашел силы заговорить. 
- Забавляет. Поверь, я сам не в восторге от происходящего. Все должно было быть совсем по-другому. Однако общественность требовала хлеба и зрелищ…
- Это не Рим с его гладиаторскими боями! – разъяренно зашипел сталкер, порываясь встать, и тут же охнул от боли. Все тело было одной большой отбивной, и любые резкие движения приносили мучения.
- Верно. Это место куда более жестокое. Это Зона. Я не виноват в том, что так произошло. Все это получилось спонтанно, а когда случилось – назад пути не было. Даже моего влияния в определенных кругах не хватило, чтобы вернуть все на круги своя.
- И ты позволил другим таким же уродам, как ты, играть с чужими жизнями!
- Позволил. Каюсь. И, неплохо, кстати на этом наживаюсь.
- Сволочь! – зарычал Актер, ловя на себе удивленный взгляд заинтересовавшегося разговором Чалого.
- Хорошо. Теперь я точно уверен, что ты пришел в себя, - собеседник удовлетворенно кивнул, бесстрашно глядя в пылающие яростью глаза Актера. Еще минуту назад он возлежал на подушках умирающей амебой, но уже сейчас готов был по первое число отметелить гостя и положить на третью койку в палате.
- Не говори только, что это была провокация, - сталкер едва подавил в себе приступ бешенства, застыв в одной позе.
- Ты мне нужен в боеспособном состоянии. Мне необходима твоя помощь.
- С чего ты взял, что я буду тебе помогать?
Собеседник ехидно улыбнулся.
- Я знаю, что тебя с Капралом ничего не связывает. По крайней мере, она так думает… Но твоя принцесса сейчас на волоске от смерти. И ее нужно попробовать спасти. Привлекать в это дело каких-то посторонних людей я не хочу, это заканчивается одинаково плохо. Поэтому я решил послать людей, уже знакомых с ситуацией. То есть тебя и Чалого. Да, я понимаю, - гость предупредительно выставил перед собой раскрытую ладонь, - вы еще не в самой лучшей форме, едва-едва пришли в себя. Но времени на раскачку у нас нет. Я очень виноват в происходящем, нужно исправлять ситуацию. И потому нужно спасти оставшихся с Капралом сталкеров и ее саму. В противном случае, Стеклов добьется своего. Чалый, между прочим, уже согласился.
Актер удивленно вскинул брови. Он глянул в сторону соседа по палате, но тот уже опять смотрел в окно.
- И чем этот пустобрех тебя заманил? – сокрушенно вздохнув, протянул сталкер. Сломанные ребра отозвались глухой болью. 
Светловолосый парень едва повернулся к нему. Лицо его было слишком спокойным, и это Актера совсем не обрадовало. 
- Местью. Совинский со своими уродцами убил мой отряд. Моих друзей, - холодно произнес Чалый. – Есть шанс с ними расквитаться.
- Времени осталось совсем мало, и я больше не смогу пытаться спасти наших сталкеров, - гость впервые показался бывшему борцу изможденным и почти разочарованным во всем. И невольно почувствовал укол вины. Зря он сорвался. Возможно, его собеседнику ничуть не легче, чем ему самому. Ему-то еще нести ответственность за все происходящее. – Я и так сделал все, что мог. И вы – мое последнее средство. И главное – не опоздать.

***


Будь у Малого выбор, он бы никогда в жизни не сунулся в вентиляционную шахту, тем более, когда та находилась в одном из самых кошмарных мест Зоны – в Агропроме. Вытяжная система не работала уже давно, и потому внутри шахты все поросло паутиной и «ржавыми волосами». Клоки пыли свешивались с того, что в иной ситуации можно было бы назвать потолком. Затхлый запах щекотал ноздри, нестерпимо хотелось чихнуть. И пробираться на карачках, утыкаясь во все головой, таща за собой тяжелые рюкзаки и рискуя нарваться на очередную пакость прямо в узком канале шахты, совсем не нравилось ученому и вообще никак не прибавляло оптимизма.
Но иного пути не было. Вообще. И оставалось только поверить галлюцинациям Капрала и ползти по длинному каналу, подсвечивая путь фонариком. Столярову, как самому целому, пришлось ползти первым и тащить нехитрый сталкерский скарб, ибо ползущим за ним и себя-то было тяжело транспортировать, не то, чтобы еще какие-то посторонние, пусть и очень необходимые вещи.
Следом за ученом двигался Арбузик, стараясь не орать от боли в ноге, когда шахта неожиданно поворачивала, и сломанную ногу приходилось чуть сгибать или приподнимать, чтобы повернуться в тесном помещении. От обезболивающего он отказывался, аргументируя это тем, что препаратов осталось мало, могут понадобиться в куда более серьезной ситуации.
Дальше ползли Бин и Капрал. Разоблаченному военсталу пришлось забыть о собственных ранах и то и дело толкать перед собой девушку, которая норовила отключиться или уходила в прострацию. Сотрясение давало о себе знать, однако времени медлить у отряда не было. Товарищи и так дали ей почти сутки на то, чтобы она хоть немного пришла в себя, хотя Арбузик предупредил сразу, что если сталкерша начала «видеть Сашу», то адекватности от нее теперь можно не ждать. Она вела себя вполне трезво и осмысленно, говорила тоже нормально, но Столяров по ее взгляду понял, что она видит совсем не то, что ее спутники. И даже успокоительное, которое командирше вколол врач, никак не облегчило ее состояние. Возможно, волшебные таблетки Травина и смогли бы спасти положение, но у всех оставшихся в живых подопытных они уже давно закончились. Малого это, естественно, совсем не радовало, ибо если уж Капралу снесло крышу, то и за шифер остальных ее товарищей ручаться не приходилось.
Замыкал всю процессию еле ползущий Хавчик. Будь он трехногой собакой, отсутствие четвертой конечности его бы напрягало значительно меньше, чем когда он являлся человеком. Ибо парень то и дело падал на локоть и рисковал расквасить нос. В случае нападения со спины ему, возможно, придется, как жуку, перевернуться на спину и лягаться ногами, рискуя быть сожранным. Однако ни сам Хавчик, ни пока еще здравомыслящий Столяров пытались об этом не думать.
Сколько они уже ползли и сколько ползти еще оставалось – никому из путников не было известно. Тем не менее никто и не думал останавливаться. Даже Капрал, хотя головная боль ее уже почти доконала.
На разговоры лишних сил не было, и потому отряд двигался в молчании под аккомпанемент пыхтений и хрипений. Столяров упрямо торил дорогу, стараясь хоть как-то облегчить ее для уставших спутников. Пыль лезла в рот и нос, клоки «ржавых волос» безжалостно лупили по лицу, оставляя после себя мелкие волдыри ожогов. Но ученый был так сильно увлечен процессом, что почти ничего не замечал, лишь временами отвлекаясь на происходящее за спиной.
- Я больше не могу, - первой подала голос Капрал, рухнув плашмя и перегородив путь Бину с Хавчиком.
- Нам надо выбраться хотя бы из вентиляции, - военстал попытался ее поднять, но его попытки оказались тщетны. – Мы не можем останавливаться здесь.
- Ох, нам бы сейчас очень пригодился волшебный компьютер Арбузика, - пробубнила девушка, даже не шелохнувшись.
- Довожу до сведения, что несчастный аппарат пал жертвой обвала, - просипел врач, пытаясь удобней устроить раненую ногу и не заехать тяжелым кирзовым сапогом Капралу по голове.
- Очень жаль, - вздохнула сталкерша и затихла.
- Черт, ну не тащить же ее, в самом деле? – Хавчику, похоже, сама эта идея казалась ужасающей. И уж точно он не представлял, как ее воплотить в жизнь в таких стесненных обстоятельствах.
- Оставайтесь на месте, я пока разведаю, что впереди, - принял за всех решение Столяров. 
- Как будто Вы там сможете найти что-то новое, - закатил глаза однорукий сталкер, однако спорить с ученым не стал.
Тот же оставил спутникам рюкзаки, в одном из которых Арбузик откопал еще фонарик, и пополз вперед, решив, что ходокам не помешает передохнуть. Спорить с Малым никто не стал, видимо осознавая всю сложность сложившейся ситуации. Израненные психи сейчас мало чем могли помочь. Им оставалось только ждать у моря погоды.
Впрочем, ждать им пришлось недолго. Неизвестно, сколько именно проползли путники по шахтам, но до ближайшего выхода из них они не доползли буквально метров пятьдесят. Приоткрытый люк Столяров нашел почти сразу и, обрадовавшись такому подарку судьбы, пополз обратно.
Ворча себе что-то по нос, Капрал-таки вернулась в исходное положение и поползла следом за шипящим от боли Арбузиком.
Выбираться из шахты оказалось чуть ли не сложнее, чем ползти по ней, хотя бы по той самой причине, что находился люк в стене под самым потолком. И потому Малому пришлось ловить сталкеров, норовивших просто сразу вывалиться и свернуть себе шею. Столяров и сам не понимал, как не погиб под весом Арбузика и Хавчика, которым он помогал наименее травмоопасно спуститься на пол, как-никак, те были на порядок крупнее и выше ученого. Куда проще было с Капралом и Бином. Последний вообще предпочел выбраться сам, проконтролировав перед этим всю спасательную операцию.
Отряд оказался в огромном помещении, больше похожем на машиностроительный цех. Несколько этажей стальных решетчатых платформ с пролетами между ними, лабиринты винтовых железных лестниц, торчащая отовсюду арматура и оборванные провода, свешивающиеся откуда-то сверху. Похоже, вся эта конструкция тянулась от самой крыши Агропрома и до самых последних его уровней, ибо ни потолка, ни пола как такового с положения сталкеров разглядеть было нельзя.
- Надо же… Об этом не говорилось ни в одной документации про Агропром, - Капрал даже присвистнула от удивления, пустив гулкое эхо. Она опустилась на колени и застыла, одними лишь глазами исследуя огромное помещение.
- Похоже, здесь проходят все коммуникации института, - предположил Хавчик, осторожно перегнувшись через перила площадки, на которой они оказались. – Внушительно, ничего не скажешь.
- Если мы находимся на минус-третьем уровне, значит, нам надо подниматься наверх, - пришел к выводу Бин, запрокидывая голову и пытаясь найти путь наружу.
- Сначала отдохнем, потом все остальное, - распорядился Малой. На удивление, ни один из командиров спорить с ним не стал. И так понятно, что в данный момент именно Алексей являлся самым здравомыслящим участником провальной экспедиции.

***


- Ну и что ты можешь мне сказать? 
Улыбка Стеклова не могла обмануть Кардинала. Бизнесмен недоволен. Очень недоволен. И только хваленное красноречие наемника сейчас могло спасти его шкуру и менее драгоценные шкурки его товарищей. Щука и Марго стояли чуть поодаль, молча ожидая собственной участи. Они уже натерпелись страхов в минувшем кошмарном рейде, и даже за самые огромные богатства мира туда бы вряд ли вернулись. И гнев Стеклова их сейчас не то, чтобы не пугал. Скорее, вызывал досаду. 
- Я добыл столько, сколько смог. Ни у одного из Ваших психов необходимых Вам бумаг не оказалось, - сдержано сообщил Кардинал, перекатываясь с пятки на носок и сцепив руки за спиной, как примерный школьник при ответе у доски.
- Но они могли быть либо у того черноволосого бугая, либо у снайпера, либо у нее самой! – Стеклов подался вперед, повышая голос. Но тут же он поправился и снова приторно заулыбался. – Я же заплатил вам. Неужели мало?
- Мы вернем Вам деньги.
- Я не о том тебя спрашиваю. Меня интересует, почему вы не выполнили контракт.
Кардинал едва не скривился. Тон бизнесмена его раздражал. Слишком много брал на себя этот толстенный кусок человеческого сала. Наемника бесили такие персонажи, которые считали, что если при них огромные состояния, то можно на них купить человеческие жизни.
- Или ты опять пожалел ее? – ядовито произнес Стеклов, смерив взглядом тощую фигуру стоящего перед ним человека.
- Я пожалел себя. Вашими и ее стараниями мы забрели в Зону слишком далеко. И едва не лишились жизни, как тот же Хлыст, - Кардинал не собирался юлить. Не смотря на свое красноречивое прозвище и любовь работать исподтишка, он был со всеми достаточно честен и откровенен. Считал это своим долгом и некоторой изюминкой, ибо в зоне отчуждения слишком много тайн и загадок и без него.
- Хлыст был глупцом. Если бы он делал свое дело, а не пытался мстить, то остался бы в живых и при деньгах, - Стеклов грузно откинулся на спинку кресла и протянул холеную руку с перстнями на толстых пальцах к столику рядом. Золотой портсигар, инкрустированный мелкими бриллиантами, смотрелся если и богато, то слишком вычурно и показушно. 
- Вы все измеряете деньгами. Деньги для Вас – даже эквивалент человеческой жизни, - Кардинал все-таки скривился, когда сизое облако дыма взметнулось к его лицу. – Но Вы не знаете, что там, в Зоне, Ваши деньги – пф! – ничто. Мы увидели и пережили достаточно, чтобы однозначно заявить, что мы туда ни ногой. По крайней мере, если дело до сих пор будет касаться Капрала и ее товарищей. Вы их загнали в такие дебри, что мы при всем желании не сможем больше следовать за ними.
Стеклов медленно затянулся сигарой, оценивающе глядя на наемников. По его взгляду было очень трудно понять, о чем именно думает мужчина. Возможно, в его непропорционально большой лысой голове уже родился план, как проучить зарвавшихся покорителей Зоны.
- Вы отказываетесь от контракта? – скорее, утвердительно, чем вопросительно произнес бизнесмен, барабаня пальцами по подлокотнику.
- Однозначно, - Кардинал вытянулся в струнку как по команде «смирно». 
- Оставьте деньги себе. Свободны, - повелительно махнув рукой, Стеклов отвернулся в сторону огромного экрана, сейчас показывающий лишь цветные полосы профилактических работ на канале.
Наемники поспешили быстрее убраться из кабинета. Они слишком торопились, чтобы услышать за спиной небрежно брошенное через плечо:
- Убить.

***


Связь на ПДА работала из рук вон плохо. Тем не менее Столяров смог открыть сводку по убитым. Полученные сообщения никак не могли порадовать.
- Кто-то добрался до остальных наемников Хлыста, - протянул он, пробежавшись глазами по экрану. – Марго, Щука…
- И Кардинал? – Хавчик оторвался от банки с тушенкой.
- И такой есть, - кивнул Малой.
- Стало быть, Стеклов устранил неугодных ему наемников, - Арбузик задумчиво поправил очки. – Совсем дяденька распоясался. Убивает направо и налево.
- Кардинал много знал. И потому его уничтожение было лишь вопросом времени, - Капрал тяжело качнула перебинтованной по-новому головой. 
- Как и твое, - не преминул заметить врач.
- Я не собираюсь это обсуждать. Рано или поздно длинные руки Стеклова доберутся до каждого из нас.
- Я не совсем понимаю, с чего у него такой интерес именно к истреблению отряда? – Столяров выключил ПДА и обернулся к командирам.
- У него есть две цели, которые он преследует, - Капрал устало прикрыла глаза. – Первая – это не выплачивать приз победившим, а конкретно тем, кто сможет-таки выбраться из Зоны живым по окончании игры. И не выплачивать деньги по ставке, которая наверняка проигрышная, раз он так расстарался со всей этой массовкой в виде наемников. Вторая – это сенсационная документация, которой я располагаю. Помните, я спрашивала Вас о Каланче, Лебедеве, Суслове и проекте «О-Сознание»? В ходе осуществления данного проекта Зона является не менее, чем экспериментальной системой, которой не существует аналогов. И у меня есть некоторые документы, подтверждающие это и проливающие свет на некоторые происходящие явления на чернобыльской территории. За эти сведения любая научная организация отвалит баснословные деньжища, что, возможно, и является конечной целью изысканий Стеклова.
Столяров уставился на девушку, словно видел ее в первый раз. Игра игрой, а времени бывшая журналистка не теряла, раз даже из смертельных походов вглубь Зоны смогла извлечь выгоду.
- Впрочем, он их не получит, даже если сильно расстарается. Я на несколько шагов впереди него, - тут Капрал самодовольно ухмыльнулась. – Однако это не решает нашей проблемы, и Стеклов продолжает за нами охоту.
- То-то и оно, - фыркнул Арбузик, молчавший во время монолога командирши. – Не могла раньше сказать, что документов при тебе нет? 
- То есть, тебя и за ними охотиться подрядили? - хмыкнула девушка, прильнув к плечу сидящего рядом Бина.
- Что греха таить? – вздохнул врач. – Но их я так и не нашел. А с ними все закончилось бы куда раньше.
- Эти бумаги не достанутся ни тебе, ни Стеклову, уж прости, - спокойно ответила на данное признание сталкерша. 
- Да понял я уже. Жаль, сам Стеклов не слышит. Вся следящая за нами аппаратура благополучно накрылась, - синеволосый сталкер с сожалением кинул перед собой короткий проводок с микрофоном.
- В любом случае, твой начальник что-нибудь придумает, чтобы до нас добраться, - пожала плечами командирша. – Упертый, как баран. Вот что, дети, со взрослыми людьми деньги делают.
- Прекращай паясничать. Лучше подумай, как нам теперь выбираться.
- Думай – это сейчас не ко мне, - Капрал легко коснулась пальцами повязки на голове. – К тому же Бин уже сказал, что нам нужно наверх. Значит, более, чем очевидно, нам нужно искать лестницу, лифт, фуникулер, в конце концов, по которому мы сможем подняться на первый этаж НИИ.
- И сделать это надо как можно быстрее, - подал голос Хавчик, все это время оглушительно чавкавший над ухом Малого. – Не нравиться мне здесь, хоть убей.
- На счет убить – это ты аккуратнее, - пихнул его в бок Арбузик. – Здесь такие слова имеют свойство сбываться.
Капрал неожиданно уставилась на однорукого сталкера огромными изумленными глазами, словно увидела на его месте нечто странное и необыкновенное. Столяров настороженно переглянулся с Бином. Тот предпочитал отмалчиваться по большей части, вот и сейчас не решался заговаривать со сталкершей, лишь предупредительно положил ладонь ей на плечо. Алексей же уже подумывал о том, что предусмотрительные ходоки взяли с собой тысячу необходимых вещей, кроме двух – таблеток Травина и смирительных рубашек.
- Чего такое? – скорее недовольно, чем удивленно спросил Хавчик, заметив взгляд командирши.
- Саша говорит про тебя странные вещи… - протянула та, тут же отвернувшись. – Не совсем понятно… Впрочем, - она встрепенулась, как ото сна, - он сказал, куда нам нужно идти.
Малой решил, что ему лучше промолчать. Все вопросы касательно галлюцинаций пусть психи сами решают. Они лучше друг друга понимают.
- С нами не поделишься? – в голосе врача не было и намека на скепсис. Без сомнений, Арбузик яснее остальных мог сказать, стоит ли доверять словам девушки. Возможно (Малой не мог этого исключать), что ранее «Саша» неоднократно подсказывал или намекал командирше на итог тех или иных ее действий, показывал дорогу или как-то по-другому направлял ее.
- Вам придется довериться мне, - виновато разведя руками, предупредила Капрал и поднялась на ноги, опираясь на плечо Бина. – Саша покажет мне, а я – вам.

***


Бар «100 рентген», как и всегда, был полон посетителями. Но в этот раз причина столпотворения была достаточно необычной. Бармен едва успевал ответить на все вопросы, поступающие со всех сторон, и неоднократно замахивался тряпкой, намекая, что стоит немного притормозить и замолчать, чтобы не приходилось повторять одно и то же десятку разных людей.
- Послушайте меня хоть минуту! – в конце концов, не выдержал хозяин бара. Умудрившись переорать толпу и привлечь к себе внимание, мужчина оперся руками на стойку и обвел присутствующих тяжелым взглядом. – Я прекрасно понимаю, что вас всех волнует одно и то же – идущая внутри Зоны игра затягивает все больше людей. Но это не повод для паники.
- Кто говорит о панике? – взвился один из посетителей, невысокого роста сталкер в потрепанном комбезе. – Нам просто интересно знать, к чему готовиться? Ты сам взгляни в сводку. Дела не ахти какие, епта.
- Енот дело говорит, - закивал рядом стоящий грузный мужчина с густой рыжеватой бородой. – То Хлыста положили, то целый отряд военсталов, теперь оставшихся архаровцев Хлыста на тот свет оформили. До этого еще на Янтаре ученых грохнули да Шарика на Поле Чудес – а он не дурак был туда соваться. А теперь еще и народ пропадать начал. 
- Во-во, Патогеныч, скажи им! – закивал Енот со всей истовостью, на какую был способен.
- Сначала Актер пропал. Потом Вампир с Голубем. А там и Стального с Феньком как ветром сдуло, - Патогеныч же саданул со всей силы по стойке пудовым кулаком. – Того и гляди, еще кого утянет. Мало того, что сами они там мрут, как мухи, так еще и все вокруг!
- Поговаривают, там без «захребетника» не обошлось! – закивал кто-то из толпы. – Небось, и нас кого задело!
- Да что ж вы как бабы на базаре! – в отчаянии всплеснул руками Бармен. – Увидели пару смертей и в штаны наложили! Как дети малые, ей-богу! Вы чего, запамятовали, где находитесь? – он поднял на посетителей тяжелый взгляд. Самому ему не очень верилось в версию о дьяволе-хранителе, да и всем присутствующим было прекрасно известно, что происходит. Все, до последней отмычки, знали, кто такая Капрал и кем являются ее товарищи. Да и сами они этого не пытались скрыть. И все относились к происходящему как к чему-то обыденному. Зона сама по себе была ненормальна, и потому любое сумасшествие на ее территории признавалось как вполне адекватное предприятие.
Но сейчас… Неожиданно вся сталкерская братия взбунтовалась и до чертиков была если не напугана, то, по крайней мере, очень обеспокоена всем происходящим. Хотя бы по той самой причине, что быть убитым из-за каких-то чудаков, ведущих «голодные игры» было чем-то особенно глупым и негеройским.
- Вы в Зоне, итить вашу Машу, - заговорил Бармен, несколько томительно долгих секунд размышляя о своем. – Здесь все дохнут, если вы не заметили. Неужели вы каждую смерть припишите Капралу и «захребетнику»? Девка она, конечно, мутная, но винить ее во всех грехах… Братцы, ну это уже не по чести и не по-мужски, уж простите.
Толпа вновь возмущенно загудела. Вот это уже было обидное заявление. Каждый присутствующий считал себя настоящим мужчиной, которого нельзя было обвинить в таких мелочных поступках. Да, они не понимали того факта, что девушки были сталкерами, а одна – так вообще командиром целого отряда. Но обвинять в своих бедах «слабый пол»… Не на корабле, в конце концов, тут таких предрассудков, как «баба на борту – к беде», не было.
И все же… Зона Зоной, но такое количество смертей появилось только с появлением участников игры на выживание. Погибали кто угодно и самыми нелепыми способами. Слишком подозрительно, чтобы не связывать факты между собой.
- Прекращайте митинг и займитесь своими делами, - отмахнулся от всех Бармен, устало качнув головой. – И вообще, какого черты вы, радиоактивное мясо, устраиваете собрание здесь? Чего, в «Штях» или еще где не могли?
Сталкеры немного притихли. Кто-то с виноватым видом даже умудрился поковырять носком кирзового сапога липкий линолеум на полу.
- Так это… Храп бы нам и слова сказать не дал, - сконфуженно хрюкнул Енот и потер нос. – Выкинул бы. Всех.
Бармен закатил глаза. Акция в поддержку и защиту вольного сталкерского движения посреди Зоны удалась, но был ли в ней смысл? По крайней мере, Хозяин «100 рентген» знал не больше, чем любой другой владелец бара, в априори владеющей огромным количеством информации. И уж точно вряд ли Бармен как-то мог повлиять на все происходящее. 
- Вам стоит взять себя в руки, а то уж совсем по-идиотски себя ведете, - фыркнул Бармен и принялся натирать барную стойку. – Если вам и суждено кому сдохнуть, то уж точно не по вине девчонки и дьявола-хранителя. На все воля Зоны.

***


Стальные конструкции под ногами надсадно скрипели, словно угрожая в какой-то момент развалиться. В конце концов, столько времени прошло с того самого момента, как здание НИИ было построено. Ржавчина давно уже разъела все, что было можно. Без должного ухода все пролеты, лестницы и перила должны уже были крошиться под гнетом годов. 
Ходоки это прекрасно понимали. Понимали, что рискуют, переходя по пролетам над бесконечной пустотой, уходящей далеко вниз, что дна невозможно было разглядеть.
И, тем не менее, они шли. Капрал уверенно вела их куда-то вперед. Ходоки уже успели миновать один из минусовых уровней, оказавшись всего в двух этажах от вожделенного выхода.
- Вы уверены, что она нас выведет? – в своей излюбленной манере спросил Малой у плетущихся за ним Арбузика и Хавчика, когда Капрал неожиданно ускорила шаг, заставив Бина помчаться за ней.
- Нет. Но других вариантов у нас нет, - мрачно отозвался врач, почти полностью повиснув на плече серого, как самый пасмурный день, друга. – Нам не на что больше надеяться, кроме как на практическую полезность ее видений. 
- А есть ли вероятность того, что именно эти ведения до сих пор направляли ее? 
- Скорее всего. Может, не в такой мере, как сейчас. В конце концов, пилюли Травина достаточно успешно купировали все приступы любого из наших заболеваний. Быть может, Капрал не видела «Сашу», но какие-то смутные сигналы из подсознания все-таки получала. 
- Значит, эксперименты этого вашего академика так или иначе, но не были абсолютно успешны, - фыркнул Столяров, качнув головой. 
- В любом случае, это достаточно долго сохраняло нам жизнь. Кто знает, может, это тоже была задумка Травина? – Арбузик устало вздохнул. 
Малой только скривился в ответ, но решил ничего не говорить. У него еще оставались вопросы, но сталкеры были не в той форме и не в том положении, чтобы продолжить ублажать жаждущий знаний разум ученого. Хватало и того, что они дали достаточно пищи для размышлений, и так пролив достаточно света на происходящее.
Перед Алексеем оставалось четверо потрепанных жизнью людей. Трое из них – психи, попавшиеся в поле зрение охочего до экспериментов академика. Тот не счел чем-то странным использование людей в качестве подопытных кроликов. Чем он руководствовался, какие преследовал мотивы – то оставалось на его совести. Столярову противила сама мысль о том, что ради научного прорыва Травин спокойно отправил на смерть, в Зону, двенадцать молодых людей. И приплел к этому троих толстосумов без принципов и морали. 
Да, Капрал говорила, что бизнесмен по фамилии Ружин в большинстве случаев помогал сталкерам выжить. Но это не меняло того факта, что он согласился принимать участие в этой сумасшедшей игре, где вместо пешек на доске были душевнобольные люди с тяжелой судьбой. За спиной у каждого из ходоков был груз прошлой жизни, призраки которой до сих пор мешали им в настоящем. Там были и война, и катастрофы, и потери близких. Само по себе было бесчеловечно подвергать испытаниям людей, чьи разумы исказили ужас и горе. 
Но Травин отбросил мораль. Ему интересен был лишь конечный результат. И сейчас его лицезрел Малой. 
Он видел едва живых людей, которые уже почти потеряли себя, однако еще лелеяли надежду выбраться. Или, хотя бы, спасти окружающих. Спасти самого Малого, волею случая или направленный чужой рукой в этот кромешный ад Зоны.
- Нам осталось немного, - пребывая в раздумьях, Столяров не заметил, что Капрал с Бином остановились, и ученый вместе с остальными сталкерами их нагнали. – Там впереди лестница, - девушка махнула рукой куда-то перед собой. 
Малой устремил свой взгляд туда, куда показывала командирша. По стальным мостам, висящим прямо над неизведанной бездной подземелий НИИ, отряд почти добрался до твердой опоры – противоположной стены здания. Ученый вздохнул почти облегченно – каждый шаг по проржавевшим конструкциям и переходам казался Столярову последним. 
- Идемте тогда быстрее, - почти не помня себя от радости, Малой просочился перед командиршей, бодро размахивая руками. – Надо скорее выбираться отсюда.
- Ишь, прыткий какой, - фыркнул Арбузик, перестав виснуть на плече Хавчика. – Попридержите лошадок, док. Здесь не все такие быстрые.
- Профессор прав. Чем быстрее мы выберемся, тем будет лучше для нас, - одернула его Капрал, зыркнув на напарника из-под нахмуренных бровей. – Промедление смерти подобно.
Сказав это, она несильно пихнула Бина и Столярова вперед, молча призывая начать движение. Арбузик же только кри

Задачи 2019
Просмотров: 242
Рейтинг: 3.6

Обновление
Просмотров: 305
Рейтинг: 2.5

Закрыть меню
Боковая Панель Закрыть

 Навигация Основное:

На Музыкальный Сайт  (Музыкальный Сайт на котором эксклюзивное видео и аудиозаписи с RaidCall)

На Кино Сайт    (Кино Сайт где вы найдете мультфильмы,фильмы и шоу а также фильмы от Dahock)

На Хоррор Сайт  (Мистический Сайт где только мрак и тишина любителям мистики)

На Manual Dahock  (Мануал для тех кто попал впервые на Портал)

На XDXKX  (Hard Anime Сайт только +18)

На Газета DHK  (Авторский Информационный Блог)

Каналы:

Ютуб (Основной канал  всегда самое первое видео выходит раньше всего)

Рутуб (Второстепенный канал на русскоязычном портале)

Соц-Сети:

Вконтакте   (В этой группе всегда все самые самые свежие новости а также регулярные новости)

Одноклассники  (Для тех кто не сидит не где кроме Одноклассники)

Фейсбук  (Всемирная соц сеть где выходят не все новости а только отсортированные)

МайлРу  (Редкая группа редко выходят новости и видео для тех кто не любит ничего кроме МайлРу)

Твиттер  (Всегда свежие статейки ссылки и цитаты)

close